Если честно, то это моя записная книжка. Сюда попадают стихи, проза, иногда музыка. И ничего о работе. Или почти ничего. Если я вам нужен по делу, звоните (067) 557 64 59

Ошибка при запросе:
INSERT LOW_PRIORITY INTO `e2BlogActions` (`EntityID`, `Stamp`, `HitCount`) VALUES ('189', '1498683600', '1') ON DUPLICATE KEY UPDATE `HitCount` = `HitCount` + 1
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Ошибка при запросе:
SELECT n.`ID`, n.`Title`, n.`IsFavourite`, a.`EntityID`, SUM(a.`HitCount`) HitCount FROM `e2BlogActions` a, `e2BlogNotes` n WHERE a.`Stamp` > 1496091844 AND a.`EntityID` = n.`ID` GROUP BY a.`EntityID` ORDER BY `IsFavourite` DESC, HitCount DESC LIMIT 10
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Не зная правил. Глава 2.

6 сентября 2015, 17:50

Глава вторая,
с которой начинаются серьезные неувязки.

Черти громко роптали. Второе затмение кряду они исполняли желания грешников без выходных, обедов и даже без перекуров. Поговаривали даже, что Сатан ушел в отпуск и поставил своим заместителем призрак Ленина, который начал первую пятилетку в Аду. Первый раз в истории Ада черти сдавали план. 6666665 желаний грешников! Хорошо еще, что добрая половина желаний оказывались простыми. Желали обычно, что-то вроде «Черт! Разрази меня гром!» или «Черт! Разорви меня каракатица!»...
И вот теперь, когда план был выполнен и все мысли всего трудового населения Ада были направлены на заслуженный отдых...

  • «Общее адское собрание! По велению Его Низости Сатана!» — надрывался в поломанную иерихонскую трубу Сарматал, уже известный нам черт третьего круга — «Новые подлые поручения высочайшей важности для лучших из лучших служителей Хаоса!»

* * *

Рей внезапно почувствовал тревогу. Он встал с кровати и подошел к окну. На часах было почти семь утра, но за окном его приветствовала лишь странная темнота. Он включил телевизор. По первому каналу передавали новости: «Весь мир потрясен странным катаклизмом, над разгадкой которого бьются лучшие умы мира. Вопреки всем законам мира, на всей планете, независимо от часового пояса, стоит непроглядная ночь, обусловленная полным отсутствием прямых и отраженных солнечных световых потоков. Рабочая гипотеза солнечного и лунного затмения неизвестным массивным телом пока не подтверждается математическими рассчетами. Тьма как-будто окутала планету» — вещала с экрана молоденькая ведущая с неописуемым выражением лица. Эдакая смесь удивления, недоверия и безысходности. С каждым словом, прочитанным с новостного листа, ее голос приобретал все более страдальческий оттенок — «А сейчас перед вами выступит Патриарх Церкви Святого Пришествия Аристиан Третий». Рей повернулся к окну. Горизонт по-прежнему оставался иссиня-черным, и ничто, кроме редких уличных фонарей не освещало эту странную ночь.
Кадр дернулся и на экране возник иссохшийся древний старик. Он стоял прямо посреди студии, и вокруг него, часто прямо перед камерой, пробегали и проходили сотрудники с бумагами, видеокассетами, кофе и чаем. «Слушайте!» — говорил он — «Несчастье невиданной силы постигло Вас, отроки Бога! Наверно Вам не подсилу его осознать, поспешите! Средь Вас предатель нашелся и Вечной Ночи Кары он возжелал для Земли. Вступив в соглашение с Дьяволом он предал и Свет и Землю. Люди Земли, немедленно с родными и близкими воссоединитесь. Вы с ними вместе должны быть. Только вместе мы выстоим супротив Тьмы и Хаоса, что миром овладели сначала, а теперь и Вами стремятся овладеть. Души ваши в опасности. Немедля...»
Передача оборвалась просто, без единой помехи. Выключилась. Вслед за передачей погас и телевизор. На экране не было ничего, кроме черной пустоты (Рою показалось, может это и странно, что темнота ехидно хихикнула). Рой проверил розетку и антенну, однако дело было явно не в этом. Махнув на телевизор рукой, Рей наспех оделся и выскочил из дома.
Он бежал с огромной скоростью, нещадно обивая ноги о булыжники мостовой, и пугая редких ночных прохожих. Вслед ему неслись угрозы и выкрики, однако он не останавливался, а только прибавлял темпа. Он бежал, боясь, что что-нибудь случится. Бежал к единственному близкому ему в этом мире человеку.
Взлетев на седьмой этаж по старой лестнице, чудом не пересчитав все ребра ступеньками, он растянулся на лестничной площадке, споткнувшись о деревянный ящик. Обитательница ящика, серая с подпалинами кошка, пошипев для приличия, отряхнулась и гордо прошествовала на восьмой этаж. Очевидно, подальше от сумасшедших, носящихся по лестницам ни свет ни заря.
Спустя мгновение, Рей, вовсю отряхиваясь от пыли, давил на кнопку звонка.

* * *

Цитадель Хаоса — самое захолустное место, мне известное. Допотопный дизайн с претензией на оригинальность, примитивные эффекты, рассчитанные на то, чтобы внушать ужас примитивным демонам и чертям из управления A.D. Насколько я знаю, большую часть работы по сотворению этой дыры проделал Сатан — безвкуснейший из Богов.
Не знаю, радоваться мне или печалиться, но когда я наконец удрал из этого странного места (кстати, сработал самый допотопный способ, который я просто забыл проверить) дыра в континууме привела меня именно сюда...
Цитадель как всегда пустовала — несколько охранников и реденькая толпа любопытных духов, очевидно, туристов. Ничего интересного — даже противно. Единственное, что меня смутило, это две странные фигуры, похожие на людей, на расстоянии примерно 30 тысячелетий в будущее от меня. Людям здесь уж точно делать нечего. А может, это просто духи, только странные. Когда я правил Вселенной, такого беспорядка не было. Правда, сам виноват — что ввязался в игру. Ставка игры — власть. Я проиграл... А, ладно! Власть имущие — что в клетке живущие. Махну на все рукой и пойду гулять по пространству — у свободы свои преимущества.

* * *

Трайт сидел в кресле и, потягивая вино прямо из бутылки, которую Черт любезно оставил на столе, размышлял о произошедшем: «Определенно, я всегда знал, что я — избранный среди всех этих безмозглых придурков, однако о подобном я не мог даже мечтать. Хотя, впрочем, это естественно, только теперь надо вспомнить и об осторожности. Эти паразиты еще, чего доброго, догадаются, что это я навел в мире порядок... Надо что-то предпринять!». Он привстал и с омерзением отшвырнул к тому времени уже опустевшую бутылку. «Вечно у них все кончается, даже вино!». Спустя еще минуту он огляделся по сторонам, и, убедившись, что вина больше нет, проследовал к окну.
С окном случился казус. Вид на улицу открывался только из правой его створки. Там горели огни и мчались машины, люди спешили на работу. Темно, не темно — а кушать, как говорится, хочется всегда. Левая створка почему-то показывала космос. Бетрайер вскарабкался на мраморный подоконник и заглянул в форточку. Город с высоты птичьего полета. У него закружилась голова и он рухнул с подоконника на пол.

  • «Черт, Вы мне нужны!» — проскулил он, потирая ушибленную поясницу.
    На этот раз Черт явился менее эффектно — без дверей в воздухе, вспышек света и прочих чудес. Он просто возник рядом с Бетраейром, и, деловито пыхтя сигарой, отволок его в кресло.
  • «Я — само внимание.»
  • «Что это за ерунда с окном?»
  • «Не обращайте внимания, просто мне пришлось слегка подрастянуть пространство, чтобы дворец в Вашей квартирке поместился. Вот материя и просвечивает немного» — черт щелкнул пальцами и на окнах появились массивные шторы. «Кстати, у меня для Вас приятная новость. Сатан не только исполнил Ваше желание, но и пожаловал Вам титул Повелителя Земли!».
  • «Ладно уж» — милостиво согласился Бетрайер, расплываясь в улыбке — «Давайте к делу. Я хочу обратить Ваше внимание, на то, что не смотря на долгожданную ночь, люди никак не успокоятся. Многие даже продолжают работать при электрическом освещении. Надо что-то с этим делать! Я, вообще-то, считаю, что раз уж они любят спать ночью, так пусть себе спят и дальше!»
    • «Воля Ваша, Повелитель» — произнес Черт и стал медленно растворяться в воздухе.
  • «Секундочку!» — закричал Трайт. — «Доставьте мне еще ящик вина! Красного!»
    Черт усмехнулся, щелкнул пальцами и растворился окончательно. Трайт недоуменно посмотрел на стол, на котором материализовался большой полусгнивший деревянный ящик, на крышке которого с трудом просматривалась корявая надпись «Vine.»
    Трайт снова подошел к окну и осторожно заглянул за портьеру. Слева — по-прежнему космос, справа — абсолютная темнота. Трайт ехидно улыбнулся — «Повелитель Земли — это очень хорошо!»

* * *

Звонок прозвенел один раз и больше не отзывался. Рей мягко постучал в дверь. Никто не открыл. Он попробовал постучать посильнее, но тщетно. Приложив ухо к двери, Рей прислушался, однако не услышал ничего, кроме тиканья настенных часов.
«Придется ломать» — подумал он и вытащил из кармана брюк связку собственных ключей и перочинный нож. Его руки предательски дрожали, когда он подносил их к замку. Прошло 10 минут. Замок скрипел, но не поддавался. На лбу Рея выступили крупные капли пота. Спустя еще 10 минут раздался заветный щелчок и Рей, подпиравший дверь плечом, буквально ввалился в квартиру.
Внутри царила неестественная тишина. Тишина, как нельзя лучше дополнявшая темноту. Занятый взламыванием замка, Рей даже не обратил внимания на то, что окружающая тьма стала абсолютной. Причина этого на первый взгляд была тривиальной, во всем районе, а может быть и городе, погас свет.
Щелкнув выключателем Рей лишний раз убедился в этом — свет не загорался. На ощупь пробираясь в гостинную, Рей наступил на кошку, которая, похоже, не обратила на это ни малейшего внимания, настолько глубокой был ее сон.
В гостинной прямо в кресле спала Светлана. Ее левая рука, безвольно свесившаяся вниз, все еще сжимала книгу, правая была заложена за голову. На мгновение Рею стало легче: грудь Светы равномерно поднималась и опускалась. «Слава Богу, она жива!» — подумал он. «Проснись, Света, проснись» — прошептал Рей, и слегка потряс девушку за плечо. Она не отреагировала. Он сделал еще одну попытку — без толку, кроме того, к своему ужасу Рей обнаружил у себя непреодолимое желание заснуть. Собравшись с силами, он стряхнул напавшее оцепенение и подошел к окну. Сказать, что на улице было темно, значит ничего не сказать. Темнота была абсолютной и всепоглощающей. Никаких теней или полутонов, только строгая черная канва, не украшеная даже звездами. Рей почувствовал себя очень неуютно.
Из меланхолии его вывел звук пулеметной очереди, спустя несколько мгновений после которого тьму разорвали вспышки выстрелов. Один из домов загорелся. Языки коптящего пламени поднимались в небо, освещая улицу, превратившуюся в поле сражения. На всей освещенной территории шли ожесточенные перестрелки. Когда патроны заканчивались, люди бросались друг на друга с ножами, камнями или просто сцеплялись в рукопашном бою. С первого взгляда было видно, что бой идет на поражение.
Справедливо рассудив, что оставаться в доме опасно, Рей подхватил Свету на руки и осторожно покинул здание. Улица на мгновение оглушила Рея. Ужасный шум, крики, стоны, щелканье затворов и треск горящих досок слились в единый фон для картины сражения. Дым пожарищ выедал глаза и вынуждал кашлять. С начала битвы не прошло и пяти минут, но вся улица уже была усеяна трупами. Со всех сторон надвигались подкрепления, бежали люди с остервеневшими лицами, мчались, подпрыгивая на ухабах, бронетранспортеры, неспешно подползали невесть откуда взявшиеся танки. Едва успев достичь расстояния огневой близости все они не задумываясь переходили в атаку. Рей присмотрелся повнимательнее: что-то в их движениях показалось ему странным. Они были несколько угловаты, нереальны что-ли. Целые группы войск вдруг приходили в движение, словно получив некую общую команду. Все это было очень похоже на игру какого-то неопытного стратега, переставляющего оловяных солдатиков, и посылающего армии их на верную смерть только лишь из уверенности, что до конца игры запас новых в коробке не истощится.
Внезапно, побоище прекратилось. Уцелевшие в недоумении осматривались по сторонам, словно пытаясь найти ответ на вопрос: «Что мы здесь делаем?». Вскоре, улица начала пустеть — люди расходились по домам. Расходились, согбенные и зевающие, очевидно, стремящиеся как можно скорее уснуть. Как только по улице стало возможным пройти, Рей, покрепче прижав Свету к себе, бегом направился к зданию Церкви Святого Пришествия. Он настолько торопился, что не успел дать себе отчета в том, откуда он знает, где находится эта церковь и даже не потрудился вспомнить, что этой церкви в их городе никогда не было.

* * *

Николай Аристиан III отпер служебную дверь и вошел в Церковь. В здании стояла абсолютная тишина. Он прошел к алтарю и зажег свечу. Дрожащий огонек испуганно осветил покореженные стены, разбитые витражи, иконы, разрушенный алтарь. «Что-то успело побывать и здесь. Похоже оно ходит через измерения. Что бы это ни было, необходимо обезопасить себя». Дряхлый старик, он по земным меркам был необыкновенно силен. Меньше двух минут понадобилось Аристиану, чтобы расчитить центр алтаря и дорогу к нему от завалов мебели. Опустившись на колени, он принялся чертить защитный круг.

* * *

Рей остановился перед резными дверями Церкви. Само здание было, в определенном смысле слова, выдающимся. По стилю — нечто среднее между христианской церковью, античным храмом и готическим собором. Массивные колонны, наполовину встроенные в резные мраморные стены, подпирали высокую остроконечную верхушку, увенчанную странной, на первый взгляд, композицией, состоящей из платинового креста, стоящего на пятиконечной пирамидальной подставке в центре сферы, сложенной двумя золотыми обручами. От легкого толчка двери церкви распахнулись и Рей вошел в здание. Испещренные рунами и магическими символами стены некогда величественного помещения выглядели плачевно. То же касалось и мраморного пола обильно усеянного битым разноцветным стеклом и многочисленными полностью либо частично уничтоженными иконами. В центре зала находился большой круг, составленный элементами мебели. На равном расстоянии друг от друга, по краю круга располагались горящие свечи, а в центре его горел синий огонь. Рей прошел несколько шагов вглубь помещения, оглядываясь по сторонам в поисках ложа для своей драгоценной ноши.
Тишину помещения нарушил величественный голос, принадлежавший дряхлому старцу, который вышел из языков пламени: «Наш мир постигло страшное несчастье. Войди в круг, о Путник, нашедший в себе Силу превозмочь Тьму.»

  • «Кто Вы!» — крикнул Рей
  • «Я Церкви Святого Пришествия Патриарх. Аристиан Третий, Правнук Божий.»
  • «Откуда Вы знаете обо мне?»
  • «Вопросов не плоди пустых и в круг войди скорее!» — продекламировал голос с заметной долей раздражения.
    Рей сделал еще несколько шагов и оказался внутри круга. Света вздрогнула и открыла глаза.
  • «Где я?» — спросила она.
  • «Ты в Церкви Святого Пришествия, дитя мое. В Света последнем оплоте в этом мире, возможно» — ответил Аристиан.
  • «Вы знаете, чем вызвана эта затянувшаяся ночь? Почему не работают электроприборы? Почему люди люди озверели? А что это за круг? А вообще: что происходит?» — Рей буквально завалил священника вопросами.
    • «Отвечу по-порядку: на Землю Вечной Ночи Кара пала. Электричества теперь не существует вовсе. Людям, что Тьмой подчинены конец приходит, а остальные спят, чтоб не мешали. А в круге этом силы Тьмы ослабевают, вот почему твою Светлану разбудил он» — голос Аристиана на мгновение перестал быть официальным — «А по поводу того, что происходит, я сам толком не уверен. Похоже, что грядет очередной конец Вселенной, а если это действительно так, то это чревато большими неприятностями для всех без исключения. Хотя, конечно, приятно, что инициатором на этот раз оказывается Хаос, однако страдать то придется всем, и вам и мне».
  • «Электричества не существует?» — парировал Рей — «Как же это не существует, когда все законы физики утверждают, что существует! Вместе с магнетизмом. Электромагнитные поля, волны и все такое?»
  • «Законы!?! Дитя мое, на Землю Тьма пришла, теперь здесь правит Сатан, а знаешь ли, что правление Хаоса значит? Сатан не создает новых законов и не терпит старых!»
    Внезапно воздух наполнился странным звуком. Невозможно было понять, есть ли этот звук на самом деле, или он — всего-лишь плод распаленного воображения. Звук нагнетал, давил. Рею на мгновение показалось, что он теряет сознание. Зал осветился новыми красками, к реальным отблескам огня примешались призрачные, каждая тень в огромном помещении обрела форму и объем. Странный звук перешел в вой, напоминавший обновременно крик человека под пыткой и предсмертный вздох.
  • «Скорее, дети мои! Времени мало у нас осталось! Его не хватит, боюсь, чтобы истинную структуру пространства-времени Вам объяснить. Лишь мне поверьте — все, что знали раньше Вы — неверно! » — голос Аристиана на мгновение был заглушен нарастающим воем. Тени столпились вокруг круга, пытаясь попасть вовнутрь. Воздух вдоль огненной окружности гнулся и отблескивал, однако ходу теням не давал. — «Вам все самим осознавать придется. Хоть эта ноша нелегка, но лишь от Вас теперь зависит Земли судьба. Сейчас я портал межмерный открою, скорей уходите отсюда — защитного круга не хватит надолго!»
    Он нарисовал в воздухе крест, затем пятиконечную звезду, закрыл глаза и начал петь какую-то молитву. По мере того, как голос Аристиана усиливался, вой теней начал перекрывать новый звук, который сведущий в строении континуума назвал бы астральным резонансом. Для простых людей он казался пением ангелов. В центре круга возникло яркое свечение, которое расширялось, превращаясь в огромный, человеческих размеров, эллипс, испускающий свет. Температура воздуха в в зале резко понизилась. «Видимо, эллипс вбирает в себя энергию» — успел подумать Рей. Эллипс коснулся пола. Теперь стала явно видна его парадоксальная, для аскетичного земного мозга, природа. По краю он испускал слепящие глаз лучи, а в центре была тьма, по поверхности которой лишь изредка пробегали молнии. Почему-то эта тьма казалась густой, создавалось впечатление, что ее впору резать ножом.
    Вой теней, скрип и визг прорываемой защитной стены и астральный резонанс смешались в единое целое. Аристиан рукой указал на портал — «Идите, Вам пора!»
  • «Объясните нам хоть что-нибудь! Что мы должны делать?» — крикнула Света.
  • «Не знаю!» — честно признался Аристиан — «Но в любом случае, Вы должны добиться успеха. Я уверен, что это начало новой битвы, и если Свет ее проиграет — это конец всему! Молитесь и уповайте на Господа, дети мои. Сила души Вам поможет!»
    Защитное поле заскрипело и начало рваться, Рей и Света бросились в тьму портала. За их спинами раздавался последний крик последнего служителя Света на Земле.

* * *

- Ло-ори! Обедать!
- Сейчас, мам! Допишу и приду!
- Ну погоди у меня, писатель! Сейчас как поднимусь за тобой!
Лоренсу позавчера стукнуло 19. Прыщавому юноше с неправильными чертами лица и мускулатурой сушеного гриба. Возможно, именно внешность, ставшая непреодолимым барьером в общении с представительницами прекрасной половины человечества, сделала его юным физиком. Студентом второго курса специализации «квантовая физика». Лори — непримиримый индивидуалист с замашками состоявшегося ученого. Теоретик собственной космогонии, за публичные лекции о которой его чуть не лишили стипендии. Он спорил всегда и со всеми, как будто был бесконечно уверен в собственной правоте — ни дать ни взять лауреат Нобелевской Премии. Любит маму Элеонору и папу Ричарда, которого, впрочем, давно нет в живых. Погиб в автокатастрофе в пятницу, 13 сентября 1982 года. Лори с Элеонорой уцелели чудом. Сносно готовит, слушает этно, увлекается древними цивилизациями. Вот, собственно, и все досье. Ах да, еще! Пишет учебник по новой космогонии. Мечтает издать его и совершить переворот в науке.
За окном лил дождь. Лоренс исписывал торопливым почерком страницу за страницей. С первого этажа доносилась музыка. Мама, небось, накрыла на стол и ждет гения-сыночка к обеду. А сыночку, как водится — все некогда...

2 комментария
Вячеслав

Ярослав, добрый день. Агрегатор Эгеевских блогов собирает данные с личных страниц дизайнеров и работников it-среды, иногда попадаются литературные нон-фикшн обзоры и советы. Но сегодня в метро я вынужден бесконечно долго листать простыни текста, предназначенного явно для литературного ресурса.
Пожалуйста, не надо так. Агрегатор — не помойка.

Ярослав Трофимов

К сожалению, в системе нет ката.
И это — 100% литературный блог. Никакого отношения к Айти или дизайну он не имеет.
Как он попал в агрегатор я не знаю.

http://ilyabirman.ru/meanwhile/all/no-cut-in-aegea/

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter