Если честно, то это моя записная книжка. Сюда попадают стихи, проза, иногда музыка. И ничего о работе. Или почти ничего. Если я вам нужен по делу, звоните (067) 557 64 59

Ошибка при запросе:
INSERT LOW_PRIORITY INTO `e2BlogActions` (`EntityID`, `Stamp`, `HitCount`) VALUES ('193', '1490918400', '1') ON DUPLICATE KEY UPDATE `HitCount` = `HitCount` + 1
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Ошибка при запросе:
SELECT n.`ID`, n.`Title`, n.`IsFavourite`, a.`EntityID`, SUM(a.`HitCount`) HitCount FROM `e2BlogActions` a, `e2BlogNotes` n WHERE a.`Stamp` > 1488328643 AND a.`EntityID` = n.`ID` GROUP BY a.`EntityID` ORDER BY `IsFavourite` DESC, HitCount DESC LIMIT 10
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Не зная правил. Глава 6.

6 сентября 2015, 17:52

Глава шестая,
про потерянный мир, который...

...в первую же секунду ошеломил Рея яркими красками, буйством звука и абсолютной нелогичностью. Однако, вскоре органы чувств приспособились к странной субстанции Потерянного мира, и Рей понял, что это все только кажется. Он поднял голову и посмотрел на странные, скачкообразно передвигающиеся облака. Около секунды понадобилось ему, чтобы осознать, что никаких облаков на небе нет. Облака не существовали, так же как и небо, по крайней мере, сейчас. Тем не менее, существовал дом, едва различимой точкой видневшийся на горизонте. Рей пешком направился к нему, в мыслях проклиная на все лады места, которых больше, чем нет.
Вблизи дом казался значительно менее реальным, чем издалека. Он создавал впечатление, если это вообще применимо к материи неодушевленной, ожившего трупа, вперившегося в окружающее пространство пустыми глазницами окон и вздрагивающего, словно от холода, при каждом дуновении ветра. Рей сделал еще несколько шагов и оказался перед дверью. От первого же прикосновения она рассыпалась в труху, а быть может, просто растворилась. Не обращая на это внимания, Рей вошел в огромный холл, еще сохранивший черты былого великолепия. На стенах, в истлевших от времени рамах, висели картины. Время уничтожило на них почти все следы кисти художника, однако, кое-где на них еще светился потускневшим пламенем пожар или зеленел лес. Обветшавшая голова какого-то древнего бога с постамента взирала на Рея вопрошающим взглядом. Долгое время в смятении бродил он по дому, не находя ничего, кроме следов былой пышности и величия. Единственным живым существом, которое он встретил, была летучая мышь, которая изредка проносилась над его головой, и тут же снова взмывала в небо. Все это время до Рея доносился странный звук, практически не менявший силы звучания, через некоторое время Рей понял, что это был многократно усиленный звук человеческого дыхания (потерянный мир с поразительным спокойствием, а, быть может, даже с удовольствием, нарушал законы физики). Рей сделал еще несколько шагов — пол провалился под ним, и Рей понял, что падает. Падение длилось долго, как во сне. «Низкая гравитация» — подумал Рей, падая на пол. Впрочем, для мира с низкой гравитацией падение оказалось чересчур болезненным...
Придя в себя и ощупав тело на предмет переломов, Рей осмотрелся. Никого и ничего, только летучая мышь, впорхнувшая в оконный проем. Напрашивалась мысль о том, что он по-прежнему в том же самом доме, причем на втором или третьем этаже. Выглянув в окно, Рей с неудовольствием убедился в своей правоте — второй этаж проклятого дома. За спиной раздался громкий удар, похожий на падение, через мгновение за ним последовал приглушенный стон. Рей обернулся. Света.
Оставалось только, вскрикнув от радости, заключить ее в свои объятия.

  • «Где мы, Рей?» — спросила Света, похоже, напрочь утратившая способность чему-либо удивляться — «Я услышала звук шагов и пошла на него, провалилась и упала...»
  • «Как тебе сказать, Свет?» — ответил Рей — «Я и сам толком не знаю. Харион говорит — в маленьком окраинном мирке. Мне почему-то так не кажется. Странный он какой-то — этот окраинный мирок. Ненормальный».
  • «Надо выбираться отсюда. Земля в беде, ты не забыл за всеми этими приключениями?»
  • «Нет, конечно! О таком не забывают! Хотя происшествий, соглашусь, происходит предостаточно. Ты сразу сюда попала?»
  • «Да. А ты разве нет?» — удивилась Света
  • «Нет. Я сначала попал в одно странное место, где-то в начале начал. Там ко мне один чудик привязался — Тэдди зовут. Говорит, что он мой личный советник и охранник»
  • «А где он теперь?»
  • «Он мне надоел немного — я и накричал на него. Сказал, чтоб не появлялся, пока я не позову. Позвать? Он хороший — малиновый и пушистый»
    Света кивнула.
  • «Тэдди!» — крикнул Рей — «Извини, что накричал. Не мог бы ты появиться пред наши очи? Я тебя со Светой познакомлю»
  • «Эт можно, если осторожно» — сострил Тэдди, материализуясь на подоконнике.
  • «Ой, какая прелесть!» — всплеснула руками Света, увидев Тэдди — «Лапочка! А можно тебя погладить?»
  • «Гладь-гладь. Мне это нравится. Можешь еще за ушком почесать» — ответил окончательно подобревший Тэдди
  • «А где у тебя ушко-то?» — поинтересовался Рей
  • «А где хотите. Мне все равно приятно» — ответил Тэдди, разомлевший от светиных ласк.
    Рей и Света рассмеялись.
  • «Слушай, пушистая галлюцинация, ты обещал, что будешь моим советником. Может, подскажешь кое-что?»
  • «Отчего же не подсказать, когда спрашивают. Это — Потерянный Мир» — ответил Тэдди — «Это место не принадлежит ни Свету ни Хаосу. Закрытый участок многомерного мира, в который трудно попасть, но еще труднее из него выбраться. Я ведь не зря предупреждал тебя, Магистр. О Потерянном Мире страшатся думать даже самые бесстрашные служители Света, и даже самым ужасным воинам Ада он внушает ужас»
  • «Вот, вот! Никогда бы сюда не полез, если бы не крайняя надобность» — подтвердил до боли знакомый скрипучий голос.
    Летучая мышь описала еще один круг под потолком и превратилась в Хранителя Музея.
  • «Знаете, я вообще-то раньше слыл рассудительным, но когда узнал, что Хаос забросил Вас в Потерянный мир, похоже, потерял рассудок! Как они могли!» — на лице Хранителя была написана растерянность, смешанная с сильным недовольством — «Это ведь полное нарушение правил игры. С тех пор, как Хаос завладел измерениями Земной группы, он уже ничего не боится. Да и Свет тоже хорош! Видите ли они хотят продолжать игру! Окраинный мир! Это же надо так завраться...» — последние слова Хранитель произнес вполголоса, адресуя их скорее себе, чем остальным.
  • «Спасибо, что пришли! Все же не стоило так беспокоиться, я уже научился свободно перемещаться между измерениями» — сказал Рей.
  • «Дурак!» — лаконично ответил Клавдиус, и грустно, как бы ища поддержки, посмотрел на Тэдди — «По-твоему, почему этого места все боятся? Вся Вселенная живет в строгом соблюдении определенных законов. Даже Хаос, сколько бы он не кричал на всех углах о своей ненависти к законам, им повинуется. А в Потерянном мире этих законов нет! Да что нет! Если бы их просто не было — это было бы еще полбеды. Вся штука в том, что Потерянный мир искажает Вселенские законы, как Ему вздумается!»
  • «Ну и что из этого?» — поинтересовался Рей.
  • «Я надеюсь, ты еще не пробовал никуда отсюда переместиться?» — Хранитель ответил вопросом на вопрос. В его голосе отчетливо слышалась издевка.
  • «Нет» — ответил Рей.
  • «Ну вот, и благодари судьбу, говоря по-вашему» — подытожил Хранитель
  • «А что могло случиться?»
  • «В лучшем случае, тебя бы вывернуло наизнанку — в таком виде еще можно существовать, а в худшем — каждый атом твоего тела переместился бы в другое измерение!» — на это раз Хранитель было абсолютно серьезен. Весь его вид выражал одно — он отнюдь не шутил.
    Рея пробрала дрожь. Он вспомнил, как ему хотелось сократить себе путь к дому и переместиться прямо к двери. Ведь чудом удержался! Фактически, спасла собственная лень!
  • «Но не можем же мы вечно находиться здесь!» — воскликнула Света.
  • «Естественно, естественно» — ответил Хранитель — «Так вот, когда Тэдди мне сказал, что вы здесь, я бросился перерывать библиотеку. Там я нашел дневники. Их составил один из предыдущих Богов. Он, если мне не изменяет память, попал в Потерянный мир во время последней войны между Светом и Хаосом. Хотя, впрочем, это долгая история, и к нам ни малейшего отношения не имеет. Этот Бог все-таки сумел выбраться отсюда, как — нам следует разгадать» — Хранитель достал из внутреннего кармана свернутую трубочкой брошюру и углубился в чтение.
    Рей и Светлана ходили по комнате. Взад — вперед, взад — вперед. Комната тоже ходила. Вверх — вниз, вверх — вниз. Они переживали и с нетерпением ждали, что объявит Клавдиус. Комната даже повизгивала от нетерпения. А Клавдиус все читал и читал. Как будто, каждое слово смакуя. Отделяя от бумаги, как мясо от косточки. Тэдди сидел у него на плече и откровенно скучал. А может, и спал с открытыми глазами.
    Внезапно подскочивший с табуретки Клавдиус сотворил как минимум три вещи: испугал комнату, которая от испуга прекратила повизгивать и ходить, уронил с плеча окончательно придремавшего Тэдди и сотряс воздух возгласом «Эврика!», чем, безусловно, привлек внимание Рея, Светланы, Тэдди и Потерянного мира.
    - «Эврика» — повторил Клавдиус — «Этот дневник — это просто энциклопедия межпространственных перемещений. Виолас был Богом просто бесконечной мудрости, коя, собственно, и явилась природой его бесконечного цинизма. За что он, собственно, и был бит темным владыкой Мирроаном и заточен в Потерянный мир. Но интересно не это. Интересно то, что среди всех методов известных и большой части тех, о которых я знаю лишь понаслышке, не нашлось ни одного, который позволил бы ему покинуть Потерянный мир. Виоласом не упомянут только один метод!» — Рей и Света недоуменно переглянулись, Тэдди грусно почесал себя за невесть откуда взявшимся ушком, комната тихо взвизгнула — «Зная доподлинно, что Виоласа здесь нет, можно заключить лишь одно — он воспользовался методом астрального резонанса!»
    Рей опешил.
    - «Это, в смысле, песни петь? Как шаманы? Или заклинания читать?»
    - «Ква-абри, шма-абри, ду-убри!» — с комичным видом изрек Тэдди голосом птиц Цитадели Хаоса. Комната зашипела в ответ. Заклинание ей не понравилось.
    - «Ну, в общем, можно и так сказать» — ответил Клавдиус с оттенком обиженного достоинства — «Старый метод. Древнейший метод! Хорошо себя показывает на практике, если заклинание знать, конечно. И вообще, если вам мои выводы не нравятся, можете сами эти дневники перечитать. Ничего там не написано. Кроме красочных описаний неудач, провалов, катастроф, щедро разбавленных критикой всего сущего. Уж мне ли не знать Виоласа! Музей, между прочим, мы вместе с ним строили! Совместный, так сказать, проект!»
    - «Ладно уж, давайте не будем ссориться! Не время и не место!» — вмешалась Света — «Раз уж мы попали, так сказать, в безвыходное положение, нужно из него совместными усилиями выбираться, верно я говорю?»
    - «Верно» — без энтузиазма пробубнили в ответ
    - «А если Клавдиус прав, то нужно знать заклинание, верно?»
    - «Верно» — без энтузиазма пробубнили в ответ
    - «А мы его не знаем, если я все правильно поняла? Верно?»
    - «Верно» — пробубнили в ответ замогильными интонациями
    - «А может Тэдди знает, а Рей? Ты же ему сам велел не говорить, когда не спрашивают? Тэдди, ты знаешь?»
    Тэдди в задумчивости посмотрел на Свету через кисточку хвоста
    - «Я отвечу так. Я прекратил служить Виоласу незадолго до того, как его сослали. У спиритусов исключительные инстинкты самосохранения»
    Безобидная реплика Тэдди произвела эффект. Рей, Клавдиус и Света уставились на него так, как будто перед ними был не маленький малиновый пушистый клубочек с хвостом и лапками, а, по меньшей мере, целый слон со слонихой
    - «Ты служил у Виоласа?!?!»
    - «Ну, было дело, Магистр. Он хороший Бог. Мудрый и могущественный. Только зря он в эту игру ввязался, я ему всегда говорил. Но он, как и ты, Магистр, советника спрашивал всегда в последнюю очередь!»
    - «Ну ладно тебе, пушистая галлюцинация, хватит дуться на меня. Ну, вспылил, с кем не бывает! Тебя бы так — вырвать из уютного кресла под телевизором и погнать мир спасать! Тоже бы вспылил, небось!»
    Клавдиус хитро прищурился:
    - «Скажи, Тэдди, а ты не слышал ли от Виоласа каких-нибудь резонансных заклинаний? Ну, за время работы?»
    - «Только одно. Да и то домашнее».
    - «В смысле, домашнее?» — переспросил Рей
    - «Ну, домашнее заклинание. Для возвращения домой. Его еще отец Виоласа придумал»
    Троица переглянулась
    - «И конечно, Тэдди, ты его уже не помнишь» — сказала Света
    - «Да, и правда, всякую ерунду запоминать» — махнул рукой Рей
    - «Ага, к тому же память у вас — спиритусов — честно говоря, не очень!» — подытожил Клавдиус
    Тэдди вскипел
    - «Это я не помню?! Да я вам его хоть сейчас напишу!» — он начал водить мохнатым пальцем в воздухе, в котором загорались, вслед за ним, слова»
    Закончив писать, Тэдди бросил победный взгляд на Рея, Свету и Клавдиуса. Они улыбались.
    - «Тэдди! Чудо пушистое! Ты только что сказал нам всем, как отсюда выбраться!» — закричала Света и захлопала в ладоши.

* * *

В космосе было все так же холодно. Сарматал прикинул перспективы успеть к Сатану своим ходом и разумно заключил, что кисточка его хвоста, которую Сатан оторвет за опоздание, или даже правый рог, который потом придется отращивать десять затмений кряду, не стоят никаких денег. Он взял в руки череп мобильного телефона и набрал номер службы такси. Крышка черепа откинулась и из-под нее показалось симпатичное личико молодой ведьмы.

  • «Желаете такси?» — спросила она чувственным хрипом
  • «Да, мэм! И поскорее, пожалуйста» — учтиво ответил Сарматал
  • «Вам представительский класс? Или что-нибудь покомфортнее? Есть очаровательные дракон-такси. С передним декоративным и задним направляющим выхлопом! Просто шикарно! Последний писк…»
    Сарматал не дал ей закончить
  • «Леди! К черту комфорт! Мне нужен экспресс — чтобы мигом! Апполон-13 — Двор Хаоса»
    Ведьма огорчилась
  • «Шестнадцать мешков с Вас… Заказ принят. Вас обслуживала оператор тринадцатая. Служба ДемонТакси «044» — грустно прошипела она и захлопнула крышку черепа.
    Справа от Сарматала вспыхнула небольшая звезда. Быстро разрастаясь, она приобрела вид прямоугольного металлического контейнера с ржавой железной дверью. На нем белой краской через трафарет было написано «Эконом-экспресс» и значился номер. Старый мрачный бес в ливрее лакея со скрипом отворил Сарматалу дверь. «Экспрэс, сэр. Двор Хаоса — дверь налево. Шестнадцать мешков» — изрек он. Сарматал щелкнул пальцами, сотворив золото, и вошел в контейнер. Дверь со скрипом закрылась. Контейнер был тесен и темен. Размерами он напоминал холодильник. Да и пахло внутри скверно. Под потолком болталась лампочка. «Что-то здесь недоработано» — подумал Сарматал и вышел в левую дверь. Как и следовало ожидать, во Двор Хаоса.
    Спешно взлетев по парадной лестнице, он вошел в приемную. Приемная пустовала. Секретарша спала. Как, впрочем, и канцелярия. Не спалось только Сатану.
  • «Проходи, Сарматал!» — рявкнул он — «Не серчаешь, что разбудил?»
  • «Что Вы, Ваше Дьявольское Величие, чту за честь» — спокойно ответил Сарматал. «С нетерпением жду новых указаний»
  • «Указание будет простое. Личное, скажем. В человечьем космосе, том, который Иисуса Двенадцатого, знаешь?»
  • «Как же не знать, Ваше Величие?»
  • «Так вот, я и говорю! В человечьем космосе, где-нибудь, где посочнее…»
    Сарматал нахмурился
  • «… Так вот! Где посочнее, пару-тройку галактик мне сверни» — закончил мысль Сатан
  • «То есть, как, свернуть?» — переспросил Сарматал
  • «В рулон!» — грохнул Сатан — «Пространство заверни в рулон! Курить хочу!»
  • «Но это же не разрешено!» — возмутился Сарматал
  • «А ты, это… Зайди в Совет, по дороге. Скажи — я сказал. Они проголосуют. За очищение вселенной и улучшение этого…, а — да! Эс-тэс-тис-ческого благообразия, вот! И поскорее! Я курить хочу. А то в этих душах, что в Аду, табаку вообще нет. Сплошь праведники!»
  • «А может, не стоит? Там, знаете ли, триллионы в этих галактиках?..» — попытался протестовать Сарматал
  • «Сгинь! И подай мне галактики!!» — рявкнул Сатан и захлопнул дверь тронного зала.
    Сарматал покрутил пальцем у виска и показал закрытой двери язык. Все это ему категорически не нравилось.

* * *

Тэдди засмущался. Это было видно невооруженным глазом. В то время как Света, Клавдиус и Рэй продолжали щедро осыпать его комплиментами, он медленно менял цвет. С малинового — на зеленый, с зеленого — на бирюзовый, с бирюзового — на малиновый. Комната же — наоборот, недовольно скрипела половицами.

  • «Да ладно вам! Просто повезло. Я ведь мог бы и не вспомнить. И вообще, это Клавдиус додумался. Я, глупый, и не вспомнил про это заклинание ни разу. А вы меня так хвалить… Приятно!»
  • «Заслужил» — сказал Клавдиус — «Хотя, честно, мог бы и раньше припомнить, что на Виоласа работал»
  • «А то ты не знал!» — шутливо ответил Тэдди
    Рей и Света недоуменно переглянулись
  • «А вот не знал. Я думал ты спиритус сэнтифико»
  • «Я!?!» — Тэдди забавно подпрыгнул и рассмеялся — «Да я же обалдуй форменный. Обалдуем родился — обалдуем и помру! Сэнтифико!!! Ну насмешил, старик! Это братец мой — вот он — сэнтифико… несостоявшийся. В канцелярскую работу ушел — повышения захотелось»
  • «А что это значит, сэнтифико?» — осторожно спросил Рей
  • «Ну-у-у, Магистр! Ищи аналогии. На что тебе твой дар, если им не пользоваться? Сэнтифико — это ученый, значит. Исследователь, понимаешь? А какой из меня исследователь?»
  • «Ладно! Разобрались. Вопрос считаем закрытым, ладно?» — вмешалась Света — «А то мне все упорно кажется, что вам здесь очень нравится! Быть может, будем отсюда линять, коли уже знаем как?»
  • «Тоже истина!» — подхватил Тэдди — «А кто, собственно, колдовать будет? Магистр желторотый или ты, Клавдиус подсобишь?»
  • «Ну, я, в общем, в заклинаниях не очень силен…» — осторожно ответил Клавдиус
  • «Ладно, не прибедняйся. Сам знаю, что шарахнет больно» — Тэдди перешел на шепот — «Но Магистра подставлять нельзя. Может не выдержать!»
  • «А что, я тут самый крайний!» — возмутился Клавдиус
  • «О чем вы там шепчетесь?» — воскликнула Света — «Больше двух говорят вслух!» — она рассмеялась
  • «Да вот решают, кто заклинание читать будет» — сказал Рей —
    Когда в товарищах согласья нет,
    На лад их дело не пойдет,
    И выйдет из него не дело, только мука».
    Тэдди и Клавдиус прекратили шептаться и уставились на Рея
  • «Что это было?»
  • «Басня Крылова. Был у нас, на Земле, такой великий писатель».
  • «Что, уже умер?»
  • «Он то уже давно умер, а вот если мы сейчас же не уберемся отсюда и не займемся делом, то и Земля умрет. Окончательно!»
  • «И очень нам дела много до твоей Земли, Магистр!»
  • «Слушай, Тэдди! Ты вообще, мой советник, или как?»
  • «Ну, советник.»
  • «Так «ну» или советник?»
  • «Советник, советник. А что?»
    Рей вздохнул и отчеканил медленно и с расстановкой:
  • «А то, что раз ты на меня работаешь (сам вызвался, между прочим — я тебя не принуждал), то изволь прекратить споры!»
  • «Хорошо, Магистр! Но вопрос-то остается открытым!»
  • «Нет никакого вопроса. Читать заклинание будем все вместе!»
    Он неожиданности Тэдди изменил цвет
  • «То есть, как, все вместе?»
  • «Просто. И со вкусом клубники»
  • «Ничего не понимаю. Но так ведь не колдуют!»
  • «А это кто тебе сказал. У нас, на Земле, вообще только так и колдуют. Собираются сумасшедшие всякие — и давай коллективно какие-то заклинания читать на площади города. Человек сто-двести соберется — и вызывают духи правителей. Требуют чего-то! А заклинания у них на тряпках написаны, а тряпки — на шестах длинных — чтобы все видели!»
  • «И какой эффект?» — уточнил Клавдиус
  • «Ну, обычно… Обычно появляется машина ГАИ… Иногда — скорой помощи. Но иногда, если заклинания правильные, появляется правитель, чей дух потревожили. И читает ответную мантру…»
  • «А дальше что?»
  • «А дальше все колдуны перемещаются туда, где им тепло и уютно»
    Света, еле сдерживаясь, давила смех в кулак.
  • «Ну ладно… Считай убедил. А я и не знал, что у вас на Земле магия так развита. Я думал, у Вас цивилизация технократическая»
  • «Технокретиническая у нас цивилизация. Только к делу это отношения не имеет!»
    В воздухе повисла тишина. Тэдди и Клавдиус переваривали полученную информацию о коллективном чтении заклинаний, Света делала глубокие вдохи и задерживала дыхание, пытаясь прогнать икоту, вызванную смехом, Рей думал, чем заняться за пределами Потерянного Мира, Потерянный Мир затаился и ждал.
    Наконец, когда Света справилась с икотой, Тэдди и Клавдиус — с умными мыслями, а Рей пришел к неутешительному выводу, что не знает ни одного способа спасти Землю, молчание развеялось.
  • «Так что, Магистр, время отправляться в путь?» — спросил Тэдди
  • «Пожалуй, ты прав» — ответил посерьезневший Рей — «Давайте станем в круг и возьмемся за руки. Не знаю, что в этом проку, но все же, давайте!»
    Наши герои образовали круг на дощатом полу комнаты. Взявшись за руки, они, каждый с разным чувством, готовились к прочтению заклинания. Света — легко и с уверенностью, Тэдди — с присущей ему иронией, Рей — настороженно, в ожидании не самого лучшего исхода, Клавдиус — с явно заметной дрожью в коленях. Не судите его слишком строго — он просто лучше всех знал, чем это может закончиться. Готовились долго. Так всегда бывает, когда собираешься сделать что-то неприятное — прыгнуть в прорубь или уколоть палец, чтобы взять кровь. Наконец, они решились. Да что там его читать-то, это заклинание. Несколько словечек, так — видимость одна, рассудит читатель. И поспешит с выводами. Ибо прочесть заклинание — это только начало любого магического процесса. А за началом всегда следует продолжение.
    И продолжение последовало! Не успел еще затихнуть отголосок последнего произнесенного слова, как каждого из странников пронизало новое, дикое ощущение. В первый момент оно казалось терпимым, но неприятным. Материя Потерянного мира всеми силами вцепилась в путников, стараясь не отпустить от себя. В один миг перед глазами их пронеслись картины жизни Потерянного мира. Картины были красивы и даже поражали воображение, рассказывая о прелестях жизни здесь, о красоте Хаоса и строгой точности Света, о том, какое искусство над искусством являет собой Потерянный Мир, сочетающий Хаос и Логос в одному ему известной пропорции. Вот и портрет Виоласа. Как счастлив он на портрете! Лицо его преисполнено блаженства — ему хорошо в Потерянном Мире. А вот и другой портрет. На нем Виолас испытующе смотрит, как бы говоря «Неужели ты настолько глуп, чтобы покинуть этот мир?». И, быть может, разум людей поддался на уговоры, и они, быть может, забыли на мгновение, что их ждет Земля и Вечная Ночь над нею… Но сила прочитанного заклятия влекла вынужденных гостей прочь.
    Мир изменил тактику — странники ощутили вдруг страшную боль. У Клавдиуса помутнело в глазах. Пространство вокруг начало резко менять свой цвет: от темно-синего до ослепительного, режущего глаз, белого. Воздух (или это уже был не воздух) наполнился шумом и душераздирающими криками, которые бесцеремонно врывались в голову. Единственный, кто был к этому совершенно равнодушен — это Тэдди (устройство спиритусов позволяло им отвлекаться от любых раздражителей, вот почему спиритусы сэнтифико — лучшие ученые и философы многомерных Вселенных). Потерянный мир героически сопротивлялся. Он пытался остановить путников, с каждым мгновением все вернее пронзавших его таинственную материю, стремясь покинуть ее пределы. Будь один впереди, а другие сзади! Как бы это было просто — разорвать связь, остановить каждого по отдельности! Но — магию инициировали все четверо, став для Потерянного Мира единым и неделимым целым. Потерянный Мир проиграл. Второй раз за вечность. Издав скорбный звук, он покорился заклинанию и спустя несколько мгновений, слившихся для странников в одну вечность, потерял силу над четырьмя существами, дерзнувшими покинуть его пределы...
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter