Если честно, то это моя записная книжка. Сюда попадают стихи, проза, иногда музыка. И ничего о работе. Или почти ничего. Если я вам нужен по делу, звоните (067) 557 64 59

Ошибка при запросе:
INSERT LOW_PRIORITY INTO `e2BlogActions` (`EntityID`, `Stamp`, `HitCount`) VALUES ('179', '1540087200', '1') ON DUPLICATE KEY UPDATE `HitCount` = `HitCount` + 1
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Ошибка при запросе:
SELECT n.`ID`, n.`Title`, n.`IsFavourite`, a.`EntityID`, SUM(a.`HitCount`) HitCount FROM `e2BlogActions` a, `e2BlogNotes` n WHERE a.`Stamp` > 1537497823 AND a.`EntityID` = n.`ID` GROUP BY a.`EntityID` ORDER BY `IsFavourite` DESC, HitCount DESC LIMIT 10
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Школа. Часть 1.

28 сентября 2014, 0:50

Школу я закончил рано. Так уж получилось. В институт поступил в 15 лет. Собственно, это определило все. Один простой от тебя даже не зависящий шаг и все предрешено. Никаких серьезных романов в ВУЗе до последних курсов, ведь любая студентка тебя просто старше. Никакой жизни кроме учебы, ведь «старшие» одногруппники тебя просто презирают за то что ты юнец и «выскочка». Так закалялась сталь.

Но я сейчас не об этом. Спросите, как можно было умудриться закончить школу в 15 лет? Легче легкого. Следовало просто поступить в нее в пять лет. Зная устный счет и умея писать. В первый класс с такими навыками не берут, а что там делать? Помню отлично, меня на все лето перед учебой посадили осваивать на дому письмо прописью, т. к. заглавными я уже умел, а вот по прописному стандарту до вожделенного второго класса не дотягивал. Освоил. Поступил.
Так все и началось.

Школа была, скажем, непростой. На уроках истории мы учились насмехаться и презирать. Насмехались над львовянами. «Крутониг попер пидсрачныкы до мордоляпа» (велосипедист повез табуретки художнику)... Мы и правда считали, что так разговаривают во Львове. А еще мы громко смеялись на уроках истории. Смеялись над Гитлером и тем, что «западэнцы» и «бэндеровцы» переводят Пушкина на украинский язык. Помню, самой крутой шуткой было декламировать «перевод» оперы «Евгений Онегин» на украинском, которую, де, давали тогда в львовской опере. «Чи паду я дручком пропертий, чи мимо прожбурляє він». Следовало декламировать это с туповатым выражением лица и нужной долей пафоса. Все жрали, урок выходил на славу.

Учительница русского языка была безмерно авторитетной женщиной. Она просто таки провоцировала уважение к себе. Что, впрочем, не мешало мне изысканно прикалываться, декламируя на уроках русской литературы свои собственные стихи под видом Есенина, Блока, Бродского. Мне ставили пятерки за то, что нашел неизвестный, незамыленный стих. Читал я, впрочем, тоже хорошо. И ликовал внутри. Почему я так делал? Потому что однажды она не поверила мне, когда я прочитал СВОЙ стих. Сказала при всем классе, что не верит, что это написал я. Что это явно стих взрослого человека, что я вычитал его где-то и украл. И пытаюсь теперь присвоить славу.

Прямой противоположностью ей была учительница языка украинского. Одно занятие в неделю, максимум. Практически, самая редкая дисциплина в нашем расписании... Тихая, скромная, забитая женщина... Над ней насмехался почти весь класс. Принято было считать, что украинский язык — это несерьезно, а учим мы его лишь по повинности. Какие-то депутаты что-то там проголосовали. И вынудили нас учить язык. Она все это терпела, а может быть даже относилась к этому с пониманием. И пыталась учить тех, кто интересовался. Таких было мало. Среди них был я.

Жаль только, что на заболела и пропустила по состоянию здоровья два урока, когда мы должны были по программе учить календарь и названия месяцев. С тех пор я до сих пор не знаю, как называются месяц по-украински... Позор. Знаю только Вересень. Потому что это фамилия. И еще я в вересне родился.

Помню, я играл и пел на концертах для ветеранов. Я был еще совсем мал, но помню что именно они любили в Дне Победы. Они любили нас. И внимание, которое к ним проявляли. Хоть раз в году.

«Давно отгремели уж годы войны,
Но в сердце у многих раскаты слышны.
Раскаты того, как сражались они,
За что мы им вечно в долгу быть должны
Но их забывают.
Нет, вроде бы, помнят...
Где-то в списках каких-то
Какой-то учет...»

Такие стихи я писал тогда. Не для них, Ветеранов. Для себя. Хотелось кричать, а приходилось молчать. Сублимация.

Чеченцы... Это особая тема. Детей чеченских «баронов» в нашей школе в один момент стало слишком много. Их боялись, перед ними заискивали. Они ходили, непременно, с газовыми баллончиками с «черемухой» в окружении шпаны, что подвизалась им в охрану, с охапкой невесть откуда взявших ярко раскрашенных школьных шлюх. Прогуливали уроки, вели себя вызывающе. Диву даюсь до сих пор, как так стремительно изменился школьный ландшафт. Помню отчетливо какой была школа, когда их еще не было... А потом бац... и такое...

Один из них все кичился тем, что знаком с неким «Лебедем». Провоцировал, издевался... Приставал буквально ко всем... Он не хотел денег. Ему просто нравилось унижать и издеваться... Как я справился с этим? Выдал себя за сумасшедшего... Но об этом как-нибудь в другой раз.

А потом началось то, что мои знакомые преподаватели надрывно называли «насильственной украинизацией»... Но это уже совсем другая история.

Не знаю, почему я это сейчас написал. Просто воспоминания нахлынули.

2 комментария
Егор Чистяков

Стихотворение про учёт — отрывок? Можно целиком?
И было бы ещё интересно почитать другие стихи. Если не стеснительно, то здорово бы с указанием примерного возраста. Я для себя исключительно делаю умозрительную подборку детского рифмоплётства.

Ярослав Трофимов

Стихи есть на этом сайте. Их легко найти по тегу «стихи»

Мехоношин Валерий

ЗАЧЁТ)))

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter