Если честно, то это моя записная книжка. Сюда попадают стихи, проза, иногда музыка. И ничего о работе. Или почти ничего. Если я вам нужен по делу, звоните (067) 557 64 59

Ошибка при запросе:
SELECT n.`ID`, n.`Title`, n.`IsFavourite`, a.`EntityID`, SUM(a.`HitCount`) HitCount FROM `e2BlogActions` a, `e2BlogNotes` n WHERE a.`Stamp` > 1496091939 AND a.`EntityID` = n.`ID` GROUP BY a.`EntityID` ORDER BY `IsFavourite` DESC, HitCount DESC LIMIT 10
Table 'acc00166_tro.e2BlogActions' doesn't exist

Ctrl + ↑ Позднее

Иван

27 сентября 2016, 18:55

Писатель Иван клеймил всех, кто подвизался на культурном поприще, не имея на это ни таланта, ни сноровки.

Клеймил хлестко и метко. По существу, задорно, сухо, но очень «в масть».

Попавшие под раздачу начинающие литераторы да организаторы морщились, горбились и разочаровывались в ремесле. Поняв тщетность начинаний, они бросали. Искренне, решительно, не сомневаясь ни на грош.

А Иван продолжал клеймить.

Исключительно по делу, оправдано, он давал хлесткие комментарии по стилистике и грамматике. Подмечал все, буквально, недочеты. Всю незрелость и наивность. Ненавидел аматорство. Презирал, порой. Это давало ему силы.

Клеймить.

Преуспевающе клеймить. Быть первым в деле клеймления. Лучшим. Значимым. Видным.

Жаль, только, что на очередном смотре в издательстве писателем года был признан Петр. Так как Иван, при всем старании, не смог найти в своем портфеле ни одного, за год, художественного текста. Одни только гневные (по существу) критические обзоры да рецензии.

Хорошо только, что и Петра было за что заклеймить.

Отражения

27 сентября 2016, 18:55

Отражения отражений
Безтелестных иллюзий
Смыслы
Как бескровных аллюзий
Мысли
Безобидные и пустые.
Как любовь, что живет вконтакте.
Как судьба, что придумал случай...
Не старайся дышать не в такт,
Но постарайся меня не мучить.
Единение против воли,
Против боли — сознанье цели.
Я хотел бы шагами мерять
Всю темницу земной юдоли.
Как бессилие силача,
Как признание... сгоряча
Я хотел бы найти для души врача
Только поздно мне
Уж рубить с плеча.
Отражения отражений
Всё, фиглярствуя, мне проророчат боль...
Что мне боль, когда каждая ночь сполна
Духотой своей отворяет дверь
Хочешь верь себе,
Хочешь — мне не верь.
Но она жива.
Все равно,
Любовь.

Утиль

27 сентября 2016, 18:55

Утиль, мусор, балласт.
Оказывается, удивительно разнообразны могут быть причины, по которым человека списывают в тираж.
Возможно, вышел срок службы. Ты был полезен и нужен еще вчера: для утоления страсти, для компенсации гнева, для баланса или успокоения, в конце концов... И вот сегодня ты уже не нужен. Гармония достигнута. Без тебя.
Поздравляю. Тебя списали в утиль.
Может быть, ты лишний и бесполезный атрибут новой жизни человека. Еще вчера она была старой. Ты не заметил перехода. Но сегодня она новая, как хрустящее и пахнущая краской утренняя газета в твоей двери. Ты раздражаешь самим фактом своего существования. Теперь ты — бельмо на глазу действительности.
Смирись. Тебя выкинули в мусор.
Возможно, все что было имело значение. Прямо скажем,.. вес. Он придавал уверенности, сдерживал и, местами, даже направлял. Но день за днем, груз ответственности давил все больше. И вот, наконец, от него решили избавиться. То есть, от тебя.
Радуйся. Ты не мусор и не утиль. Тебя сбросили как балласт.

Вспышки

27 сентября 2016, 18:54

Случаются люди — как яркие вспышки.
Ослепляют. Остаются на сетчатке ярким пятном. Освещают твой быт на мгновение и ты, вдруг, видишь потеки на немытых стенах и месячный слой пыли на полках. Облупленные обои и большое пятно чая на ковре.
Вспыхнув, исчезают.
А ты, ошарашенный, вертишься по сторонам, ищешь. Где вы? Вернитесь? Без вас тут так непривычно темно (раньше я никогда не замечал, что здесь темно)... темно и грязно.
Но ни слова в ответ. И вокруг никого. Только вспышки на сетчатке, куда ни глянь. И домашние тараканы у пятна на ковре, да только что с них взять?
Случаются люди — как незаслуженные подарки.
В коробочке, с ленточкой и бантиком. Редкие, уникальные,.. и, пожалуй, я льщу себе, говоря о «них» во множественном числе... Скорее, так...
Изредка. Намного реже, чем хотелось бы, а, иногда, не чаще раза в жизнь, встретится тебе, вдруг, неожиданно, уникальный человек.
Совершенно твой. На 100% родной. Неприлично близкий, как будто знаком ты с ним лет тридцать, а последние десять уж точно делишь кров.
И настолько неожиданно встретится, что ты, выходит, ко встрече будешь совсем не готов. Судьбоносный человек, он повлечет за собой, всю жизнь готов будет перевернуть. И в душе у тебя все вскипит водночасье... В общем, настолько выбивается он из привычного образа мысли, что даже сложно.
И, пожалуй, настолько сложно, настолько не ко времени, что может и ну его... этого редкого и нежданного гостя? Ну и что, что судьба? Подбросила раз — подбросит еще раз.
Да, только, выходит, судьба всегда приходит не вовремя.

По мотивам Фейсбука

27 сентября 2016, 18:53

Вечер.
Ассаи в колонках
Чужие хаски
Ночь, побережье, беседуем ни о чем
Встречи, вино
Завтра пары
Забудем о правилах
То, что действительно важно, будет потом
Сессия — тлен
Кто кем станет, кто вырастет...
Это — вода,
и «до встречи за тысячи лет»
Ночь, облака
Инстаграмм.
«Сила личности»
Линией тонкой по морю вбегает свет
Утро
Все в розовом
Ветер
Остатки роскоши
Кто-то смеется,
Жутко болит голова
Кофе, чизкейк
Философия
Пары
Вот еще...
Я проспала

Всем глупостям

27 сентября 2016, 18:52

Всем глупостям всегда ясна цена.
И чем глупее — тем скорей заплатят,
А тем, кто против, будут нагло врать
И говорить «Нам не нужна война».

Родившись гением стремишься стать глупцом —
Весь жизни смысл.
Учиться и еще учиться кидать, бранить, бухать,..
Затем лечиться.
И стать, в конце концов, себе отцом.

Презрев всем данные бескрайние просторы
Мы заползаем в свой картонный дом
И добровольно запрягаемся
Пахать.
Не спать,
Держа в руках гроссбух, считать
Насколько больше заработал Вова...
Скрипя зубами, молча злиться,
Ждать...
Когда тебе привалит...

И по новой...

Всем глупостям всегда ясна цена.
А мудрецу на паперти постелят
Весь этот мир — печальные пастели
И чья-то блажь... И чья-то благодать...

Опять всего ценнее тишина.
И голос внутренний опять за все в ответе...

Другое дело

27 сентября 2016, 18:52

Это другое дело...
если сказать несмело,
Можно остаться в тиши,
Но ты смелее пиши, и громче
В своем пиите,
Как рваная ночь на нити,
История грустная запечатлена в граните
А ты рыдай навзрыд но дыши, пожалуйста,
Только дыши.
Тысячи километров как пыльные ленты,
Вокруг постамента обвиты
А я так стараюсь побыть еще пару секунд
Сердитым, как-будто иду к врачу...
Забудь... я лечу...
Я напился, наелся неба
И пустоты одиночества больше, чем белого хлеба
Страдаю о простоте,
Скажи, что мы оба не те...
И что оба мы ждали чуда
Во всем виноват Будда,
Он не пришел
Ко времени,
Выговор и отчисление...
А мы это
Другое дело — если сказать несмело,
Можно остаться в тиши,
А ты погромче дыши,
Чтобы слышали те, что надвое делят небо
Разделена жизнь на части
И больше не в твоей власти,
Но ты наблюдай и пой.
Оставшись самим собой
Держись и не уходи в разбой...

Не зная правил. Глава 7.

6 сентября 2015, 17:53

Глава седьмая,
в которой рассказывается о разнице между межвременьем, безвременьем и завременьем,
а также затрагиваются спорные вопросы этики.

Внимательный читатель давно уже, наверно, заподозрил наших героев в обмане. Ведь и правда, сколь бы внушительно не звучало утверждение Клавдиуса, о том, что времени не существует, напрашивается вопрос: как же тогда события происходят, сменяя друг друга, а не все скопом? Как и, что немаловажно, почему, «вчера» и «завтра» наших героев давно не смешались воедино? И в чем смысл глобальных творений и преобразований, если «потом» наступает сразу? Поспешим оправдать Клавдиуса: он не солгал. Просто, у каждого человека, да и почти у каждого нечеловека, есть в глубине души такая себе тайная страсть — страсть к красивым ситуациям. Знаете, как приятно порой ошеломить собеседника яркой правдой, красиво подчеркнуть собственное превосходство в ситуации? Ах, как сладок мед минут, когда ощущаешь себя на высоте недосягаемой, и, что главное, не вводя никого в заблуждение намеренно. Так и Клавдиус, ратовавши за время несуществующее, забыл сказать про главное. Свято место пусто не бывает. Определение времени, столь близкое земным обитателям, того самого времени, которое неотвратимым мечом Дамокла нависает над краткими и суетными мгновениями, именуемыми жизнью; которое кажется и мнится крепостью и неприступной цитаделью, таящей многие тайны; того пресловутого времени, которого «вспять не повернешь» — так значит, это самое определение «времени» имеет себе, неравную, правда, но замену. Времени нет. Оно возможно только, как еще одна координата пространства. И это так. Существование каждого бесконечно многообразно и нет границ и пределов. Это тоже так. Но! Как же без «но»? У каждой сущности есть своя линия событий. Свободная или управляемая — это уж как повезет. Но она есть.
Каждая сущность строит свою линию событий, перетекая из сущности «сейчас» в сущность «завтра», в том темпе, который ей угоден, либо задан обстоятельствами. Делая свой выбор, сущность сливается с другой сущностью — себя в другой проекции многомерного мира, или наоборот, разделяется с сущностью предшествующей, оставляя ее в покинутой клеточке этого мира, либо просто перетекает из одной клеточки в другую, реализуя самый главный парадокс многомерного мира — динамику в условиях полной статичности. А клеточек — бесконечно много. В них не только мы одни. В них — мы с друзьями, врагами, с врагами, которые уже друзья — и наоборот. В них мы разводимся или женимся, плачем или смеемся. В них нас много или мы одни среди песка. Вот почему несложно, в общем, сказать что было «вчера» — назад по линии событий. И крайне сложно сказать, что будет «завтра» — так как неизвестно, какое из бесконечного множества «завтра» имеется в виду.
Это также до конца объясняет, что такое время, в привычном людям понимании. Время — это заранее созданная для сущности линия событий. Созданная от начала до самого конца. Линия, по которой сущность движется всю жизнь не зная, что можно сойти с нее в любой момент и устремиться к другой жизни, прочертив свою линию событий. Так и живут обычно те, кто не знают правил. Хотя, бывают и исключения.

* * *

Сознание возвращалось мучительно. Светлана‚ все еще в полубреду стонала. Рей что есть силы сжимал виски‚ видимо стремясь удержать мозг‚ который‚ судя по ощущениям‚ явно стремился на свободу. Клавдиус‚ в силу своей категорически неземной сущности, оклемавшийся быстрее других‚ медитативно покачивался на корточках‚ время от времени отрешенно повторяя: «Далось мне это сочувствие». И только один Тэдди как ни в чем ни бывало‚ расчесывал малиновую шерсть невесть откуда взятой золотой расческой.

  • И‚ кстати‚ Магистр‚ я совершенно не настаивал на путешествии в Потерянный Мир... Кажется мне‚ я наоборот безуспешно пытался Вас от него отговорить. Так что не нужно меня винить...
  • Тэдди! — прохрипел Рей — Прекрати паясничать! Никто тебя ни в чем не винит. Радуйся просто‚ что тебе меньше всех досталось‚ а заодно и поясни нам две вещи: где мы‚ черт дери‚ находимся‚ и накой тебе сдалась эта расческа.
  • Это дом‚ Магистр. Дом Виоласа. Один из самых лучших и совершенных домов во вселенной. Ведь заклинание-то было домашнее... Ну а касательно расчески... Так ведь простая параллель: дом‚ уют‚ порядок... Прихорашиваюсь... — ответствовал Тэдди‚ продолжая вдохновенно расчесываться.
  • Дом‚ спору нет‚ прекрасный — честь и хвала его хозяевам — вмешалась Света. Да вот остановкой только не вышел — добавила она саркастически обводя рукой окружающую пустоту. Пустоту‚ которая‚ справедливости ради отметим‚ была исчерпывающе полной. Во всех направлениях вокруг не было ничего‚ кроме сероватой светящейся пустоты. В отношении всего остального — налицо было полное присутствие отсутствия.
  • Магистр‚ Светлана! Вы просто не думаете о доме! Вот он к Вам и неприветлив. Кому же понравится‚ когда его считают пустым местом — возмутился Тэдди.
  • Тэдди прав — в разговор вступил Клавдиус — Конечно он как всегда иронизирует‚ пытаясь приписать Дому чувства и эмоции — это все-же не Потерянный Мир... Но с главным его тезисом не поспоришь — это материя вневременья и она всего лишь ждет образа. Именно поэтому во вневременьи строят лучшие в мире дома — ведь они всегда именно такие‚ каковыми их хотят видеть.

Клавдиус завершил свою речь и на мгновение в воздухе (если там конечно был воздух) повисла тишина.

  • А безвременье — робкий голос Рея нарушил тишину — это что-то вроде мест‚ которых больше чем нет.
  • Да‚ в общем. Только ты на название не смотри — это так‚ просто слово красивое‚ тоже Лори придумал — ответствовал Тэдди — на самом деле суть есть три состояния осмысленной материи — межвременье‚ безвременье и завременье. Межвременье‚ или состояние перехода‚ в коем мы все имеем честь находиться большую часть своей жизни — это состояние материи‚ находящееся между многими из возможных времен. Межвременье неустойчиво и потому все живущие в нем постоянно движутся — это движение более известно вам под названием «течение времени». Завременье‚ или состояние выбора — удел Богов и Древних — материя завременья насыщена энергией и способна изменять все иные материи. Безвременье — бесконечно устойчивое состояние. Всякий объект безвременья способен на осознанный выбор вместо беспорядочного движения — это‚ собственно и делает редкие места в завременьи столь ценными для всякого из живущих

* * *

О многоуважаемый читатель! Никакими словами не выразить мне мое безграничное счастье от того‚ что ты все-еще читаешь мой скромный роман. Но‚ я отвлекся‚ и не смея удерживать тебя боле предлагаю перелистнуть скорее страницу с занудным трепом вконец распоясавшегося автора и скорее окунуться в вихрь дальнейших свершений!

* * *

Сарматал нервно теребил кисточку своего хвоста‚ сидя на обветшалых ступенях спящего Двора Хаоса. И не смотря на то‚ что все было привычно и знакомо до судорог в рогах‚ внутренне Сарматал ощущал настороженность. Дурацкие‚ бесссмысленно жестокие приказы Сатана‚ операция «Вечная ночь»‚ массовые подасовкие и поиски юридических коллизий в законодательстве Равновесной Вселенной — все это было не ново и даже банально‚ но... В цепи последних событий была некая собственная логика‚ отличная от привычной‚ и это настораживало. Плюс еще эти двое «путешественников»‚ Клавдиус-Не-Знающий-Покоя‚ и Тэдди — уж совсем неожиданный гость в этой разношерстной компании... Справедливости ради‚ стоит отметить‚ что Сарматал был совершенно не знаком с Тэдди‚ но недаром гласит пословица — «Вселенная — большая планета»... В общем‚ и в этом союзе тоже была своя логика‚ странная‚ вызывающая к размышлениям. И Сарматал размышлял. О глупости и жестокости‚ о бессмысленности и осмысленности и о том, где между ними грань‚ а также о том‚ почему за всю жизнь так и не довелось ничего сотворить.

  • «Зло — не панацея‚ но и добро — тоже» — раздался под ухом знакомый голос. Сарматал вышел из транса и с удивлением обнаружил рядом с собой Бастардо.
  • «Навещаешь Двор Хаоса?» — спросил он почти равнодушно
  • «Навещаю друга. А то ты что-то совсем скис» — парировал Бастардо — «И тебя достал этот урод старый?»
  • «Да он‚ в общем‚ и не причем. Просто все это кажется мне странным. Я чувствую‚ что поступаю неверно‚ но не могу понять‚ что я делаю не так. А раньше я думал‚ что жизнь черта проста и бесхитросна.»
  • «Эх! Черт ты глупый‚ Проста‚ да! Бесхитростна‚ не скрою — пожалуй‚ но жизнь ли это? Это ли бесцельное сотрясание материи ты называешь жизнью? Нас не учили этому в школах‚ но я открою тебе огромную тайну — жизнь — это совсем иное. Она исполнена смысла‚ великих целей‚ стремлений и надежд‚ чувств и ожиданий. Поверь‚ я знаю. Я видел как живут‚ люди‚ Сарматалище‚ нас всех могут научить жить» — Бастардо отхлебнул из невесть-откуда взятой бутыли‚ утер шерсть и усы и продолжил  — «Главное понять‚ что свобода выбора есть у всех существ во Вселенной и никто не вправе отнять у нас этот выбор‚ и ты‚ именно ты волен выбрать для себя именно ту‚ настоящую Жизнь. Взгляни на людей‚ Сарматалище! Они добрые или злые‚ хорошие или плохие‚ но это совершенно никак не связано с цветом их кожи! И даже ангел не обязательно должен быть добрым‚ а черт — не обязательно — злым. Это лишь вопрос выбора‚ и главное — быть собой в этом выборе‚ строить свое бытие так‚ чтобы сделать его Жизнью»

Не зная правил. Глава 6.

6 сентября 2015, 17:52

Глава шестая,
про потерянный мир, который...

...в первую же секунду ошеломил Рея яркими красками, буйством звука и абсолютной нелогичностью. Однако, вскоре органы чувств приспособились к странной субстанции Потерянного мира, и Рей понял, что это все только кажется. Он поднял голову и посмотрел на странные, скачкообразно передвигающиеся облака. Около секунды понадобилось ему, чтобы осознать, что никаких облаков на небе нет. Облака не существовали, так же как и небо, по крайней мере, сейчас. Тем не менее, существовал дом, едва различимой точкой видневшийся на горизонте. Рей пешком направился к нему, в мыслях проклиная на все лады места, которых больше, чем нет.
Вблизи дом казался значительно менее реальным, чем издалека. Он создавал впечатление, если это вообще применимо к материи неодушевленной, ожившего трупа, вперившегося в окружающее пространство пустыми глазницами окон и вздрагивающего, словно от холода, при каждом дуновении ветра. Рей сделал еще несколько шагов и оказался перед дверью. От первого же прикосновения она рассыпалась в труху, а быть может, просто растворилась. Не обращая на это внимания, Рей вошел в огромный холл, еще сохранивший черты былого великолепия. На стенах, в истлевших от времени рамах, висели картины. Время уничтожило на них почти все следы кисти художника, однако, кое-где на них еще светился потускневшим пламенем пожар или зеленел лес. Обветшавшая голова какого-то древнего бога с постамента взирала на Рея вопрошающим взглядом. Долгое время в смятении бродил он по дому, не находя ничего, кроме следов былой пышности и величия. Единственным живым существом, которое он встретил, была летучая мышь, которая изредка проносилась над его головой, и тут же снова взмывала в небо. Все это время до Рея доносился странный звук, практически не менявший силы звучания, через некоторое время Рей понял, что это был многократно усиленный звук человеческого дыхания (потерянный мир с поразительным спокойствием, а, быть может, даже с удовольствием, нарушал законы физики). Рей сделал еще несколько шагов — пол провалился под ним, и Рей понял, что падает. Падение длилось долго, как во сне. «Низкая гравитация» — подумал Рей, падая на пол. Впрочем, для мира с низкой гравитацией падение оказалось чересчур болезненным...
Придя в себя и ощупав тело на предмет переломов, Рей осмотрелся. Никого и ничего, только летучая мышь, впорхнувшая в оконный проем. Напрашивалась мысль о том, что он по-прежнему в том же самом доме, причем на втором или третьем этаже. Выглянув в окно, Рей с неудовольствием убедился в своей правоте — второй этаж проклятого дома. За спиной раздался громкий удар, похожий на падение, через мгновение за ним последовал приглушенный стон. Рей обернулся. Света.
Оставалось только, вскрикнув от радости, заключить ее в свои объятия.

  • «Где мы, Рей?» — спросила Света, похоже, напрочь утратившая способность чему-либо удивляться — «Я услышала звук шагов и пошла на него, провалилась и упала...»
  • «Как тебе сказать, Свет?» — ответил Рей — «Я и сам толком не знаю. Харион говорит — в маленьком окраинном мирке. Мне почему-то так не кажется. Странный он какой-то — этот окраинный мирок. Ненормальный».
  • «Надо выбираться отсюда. Земля в беде, ты не забыл за всеми этими приключениями?»
  • «Нет, конечно! О таком не забывают! Хотя происшествий, соглашусь, происходит предостаточно. Ты сразу сюда попала?»
  • «Да. А ты разве нет?» — удивилась Света
  • «Нет. Я сначала попал в одно странное место, где-то в начале начал. Там ко мне один чудик привязался — Тэдди зовут. Говорит, что он мой личный советник и охранник»
  • «А где он теперь?»
  • «Он мне надоел немного — я и накричал на него. Сказал, чтоб не появлялся, пока я не позову. Позвать? Он хороший — малиновый и пушистый»
    Света кивнула.
  • «Тэдди!» — крикнул Рей — «Извини, что накричал. Не мог бы ты появиться пред наши очи? Я тебя со Светой познакомлю»
  • «Эт можно, если осторожно» — сострил Тэдди, материализуясь на подоконнике.
  • «Ой, какая прелесть!» — всплеснула руками Света, увидев Тэдди — «Лапочка! А можно тебя погладить?»
  • «Гладь-гладь. Мне это нравится. Можешь еще за ушком почесать» — ответил окончательно подобревший Тэдди
  • «А где у тебя ушко-то?» — поинтересовался Рей
  • «А где хотите. Мне все равно приятно» — ответил Тэдди, разомлевший от светиных ласк.
    Рей и Света рассмеялись.
  • «Слушай, пушистая галлюцинация, ты обещал, что будешь моим советником. Может, подскажешь кое-что?»
  • «Отчего же не подсказать, когда спрашивают. Это — Потерянный Мир» — ответил Тэдди — «Это место не принадлежит ни Свету ни Хаосу. Закрытый участок многомерного мира, в который трудно попасть, но еще труднее из него выбраться. Я ведь не зря предупреждал тебя, Магистр. О Потерянном Мире страшатся думать даже самые бесстрашные служители Света, и даже самым ужасным воинам Ада он внушает ужас»
  • «Вот, вот! Никогда бы сюда не полез, если бы не крайняя надобность» — подтвердил до боли знакомый скрипучий голос.
    Летучая мышь описала еще один круг под потолком и превратилась в Хранителя Музея.
  • «Знаете, я вообще-то раньше слыл рассудительным, но когда узнал, что Хаос забросил Вас в Потерянный мир, похоже, потерял рассудок! Как они могли!» — на лице Хранителя была написана растерянность, смешанная с сильным недовольством — «Это ведь полное нарушение правил игры. С тех пор, как Хаос завладел измерениями Земной группы, он уже ничего не боится. Да и Свет тоже хорош! Видите ли они хотят продолжать игру! Окраинный мир! Это же надо так завраться...» — последние слова Хранитель произнес вполголоса, адресуя их скорее себе, чем остальным.
  • «Спасибо, что пришли! Все же не стоило так беспокоиться, я уже научился свободно перемещаться между измерениями» — сказал Рей.
  • «Дурак!» — лаконично ответил Клавдиус, и грустно, как бы ища поддержки, посмотрел на Тэдди — «По-твоему, почему этого места все боятся? Вся Вселенная живет в строгом соблюдении определенных законов. Даже Хаос, сколько бы он не кричал на всех углах о своей ненависти к законам, им повинуется. А в Потерянном мире этих законов нет! Да что нет! Если бы их просто не было — это было бы еще полбеды. Вся штука в том, что Потерянный мир искажает Вселенские законы, как Ему вздумается!»
  • «Ну и что из этого?» — поинтересовался Рей.
  • «Я надеюсь, ты еще не пробовал никуда отсюда переместиться?» — Хранитель ответил вопросом на вопрос. В его голосе отчетливо слышалась издевка.
  • «Нет» — ответил Рей.
  • «Ну вот, и благодари судьбу, говоря по-вашему» — подытожил Хранитель
  • «А что могло случиться?»
  • «В лучшем случае, тебя бы вывернуло наизнанку — в таком виде еще можно существовать, а в худшем — каждый атом твоего тела переместился бы в другое измерение!» — на это раз Хранитель было абсолютно серьезен. Весь его вид выражал одно — он отнюдь не шутил.
    Рея пробрала дрожь. Он вспомнил, как ему хотелось сократить себе путь к дому и переместиться прямо к двери. Ведь чудом удержался! Фактически, спасла собственная лень!
  • «Но не можем же мы вечно находиться здесь!» — воскликнула Света.
  • «Естественно, естественно» — ответил Хранитель — «Так вот, когда Тэдди мне сказал, что вы здесь, я бросился перерывать библиотеку. Там я нашел дневники. Их составил один из предыдущих Богов. Он, если мне не изменяет память, попал в Потерянный мир во время последней войны между Светом и Хаосом. Хотя, впрочем, это долгая история, и к нам ни малейшего отношения не имеет. Этот Бог все-таки сумел выбраться отсюда, как — нам следует разгадать» — Хранитель достал из внутреннего кармана свернутую трубочкой брошюру и углубился в чтение.
    Рей и Светлана ходили по комнате. Взад — вперед, взад — вперед. Комната тоже ходила. Вверх — вниз, вверх — вниз. Они переживали и с нетерпением ждали, что объявит Клавдиус. Комната даже повизгивала от нетерпения. А Клавдиус все читал и читал. Как будто, каждое слово смакуя. Отделяя от бумаги, как мясо от косточки. Тэдди сидел у него на плече и откровенно скучал. А может, и спал с открытыми глазами.
    Внезапно подскочивший с табуретки Клавдиус сотворил как минимум три вещи: испугал комнату, которая от испуга прекратила повизгивать и ходить, уронил с плеча окончательно придремавшего Тэдди и сотряс воздух возгласом «Эврика!», чем, безусловно, привлек внимание Рея, Светланы, Тэдди и Потерянного мира.
    - «Эврика» — повторил Клавдиус — «Этот дневник — это просто энциклопедия межпространственных перемещений. Виолас был Богом просто бесконечной мудрости, коя, собственно, и явилась природой его бесконечного цинизма. За что он, собственно, и был бит темным владыкой Мирроаном и заточен в Потерянный мир. Но интересно не это. Интересно то, что среди всех методов известных и большой части тех, о которых я знаю лишь понаслышке, не нашлось ни одного, который позволил бы ему покинуть Потерянный мир. Виоласом не упомянут только один метод!» — Рей и Света недоуменно переглянулись, Тэдди грусно почесал себя за невесть откуда взявшимся ушком, комната тихо взвизгнула — «Зная доподлинно, что Виоласа здесь нет, можно заключить лишь одно — он воспользовался методом астрального резонанса!»
    Рей опешил.
    - «Это, в смысле, песни петь? Как шаманы? Или заклинания читать?»
    - «Ква-абри, шма-абри, ду-убри!» — с комичным видом изрек Тэдди голосом птиц Цитадели Хаоса. Комната зашипела в ответ. Заклинание ей не понравилось.
    - «Ну, в общем, можно и так сказать» — ответил Клавдиус с оттенком обиженного достоинства — «Старый метод. Древнейший метод! Хорошо себя показывает на практике, если заклинание знать, конечно. И вообще, если вам мои выводы не нравятся, можете сами эти дневники перечитать. Ничего там не написано. Кроме красочных описаний неудач, провалов, катастроф, щедро разбавленных критикой всего сущего. Уж мне ли не знать Виоласа! Музей, между прочим, мы вместе с ним строили! Совместный, так сказать, проект!»
    - «Ладно уж, давайте не будем ссориться! Не время и не место!» — вмешалась Света — «Раз уж мы попали, так сказать, в безвыходное положение, нужно из него совместными усилиями выбираться, верно я говорю?»
    - «Верно» — без энтузиазма пробубнили в ответ
    - «А если Клавдиус прав, то нужно знать заклинание, верно?»
    - «Верно» — без энтузиазма пробубнили в ответ
    - «А мы его не знаем, если я все правильно поняла? Верно?»
    - «Верно» — пробубнили в ответ замогильными интонациями
    - «А может Тэдди знает, а Рей? Ты же ему сам велел не говорить, когда не спрашивают? Тэдди, ты знаешь?»
    Тэдди в задумчивости посмотрел на Свету через кисточку хвоста
    - «Я отвечу так. Я прекратил служить Виоласу незадолго до того, как его сослали. У спиритусов исключительные инстинкты самосохранения»
    Безобидная реплика Тэдди произвела эффект. Рей, Клавдиус и Света уставились на него так, как будто перед ними был не маленький малиновый пушистый клубочек с хвостом и лапками, а, по меньшей мере, целый слон со слонихой
    - «Ты служил у Виоласа?!?!»
    - «Ну, было дело, Магистр. Он хороший Бог. Мудрый и могущественный. Только зря он в эту игру ввязался, я ему всегда говорил. Но он, как и ты, Магистр, советника спрашивал всегда в последнюю очередь!»
    - «Ну ладно тебе, пушистая галлюцинация, хватит дуться на меня. Ну, вспылил, с кем не бывает! Тебя бы так — вырвать из уютного кресла под телевизором и погнать мир спасать! Тоже бы вспылил, небось!»
    Клавдиус хитро прищурился:
    - «Скажи, Тэдди, а ты не слышал ли от Виоласа каких-нибудь резонансных заклинаний? Ну, за время работы?»
    - «Только одно. Да и то домашнее».
    - «В смысле, домашнее?» — переспросил Рей
    - «Ну, домашнее заклинание. Для возвращения домой. Его еще отец Виоласа придумал»
    Троица переглянулась
    - «И конечно, Тэдди, ты его уже не помнишь» — сказала Света
    - «Да, и правда, всякую ерунду запоминать» — махнул рукой Рей
    - «Ага, к тому же память у вас — спиритусов — честно говоря, не очень!» — подытожил Клавдиус
    Тэдди вскипел
    - «Это я не помню?! Да я вам его хоть сейчас напишу!» — он начал водить мохнатым пальцем в воздухе, в котором загорались, вслед за ним, слова»
    Закончив писать, Тэдди бросил победный взгляд на Рея, Свету и Клавдиуса. Они улыбались.
    - «Тэдди! Чудо пушистое! Ты только что сказал нам всем, как отсюда выбраться!» — закричала Света и захлопала в ладоши.

* * *

В космосе было все так же холодно. Сарматал прикинул перспективы успеть к Сатану своим ходом и разумно заключил, что кисточка его хвоста, которую Сатан оторвет за опоздание, или даже правый рог, который потом придется отращивать десять затмений кряду, не стоят никаких денег. Он взял в руки череп мобильного телефона и набрал номер службы такси. Крышка черепа откинулась и из-под нее показалось симпатичное личико молодой ведьмы.

  • «Желаете такси?» — спросила она чувственным хрипом
  • «Да, мэм! И поскорее, пожалуйста» — учтиво ответил Сарматал
  • «Вам представительский класс? Или что-нибудь покомфортнее? Есть очаровательные дракон-такси. С передним декоративным и задним направляющим выхлопом! Просто шикарно! Последний писк…»
    Сарматал не дал ей закончить
  • «Леди! К черту комфорт! Мне нужен экспресс — чтобы мигом! Апполон-13 — Двор Хаоса»
    Ведьма огорчилась
  • «Шестнадцать мешков с Вас… Заказ принят. Вас обслуживала оператор тринадцатая. Служба ДемонТакси «044» — грустно прошипела она и захлопнула крышку черепа.
    Справа от Сарматала вспыхнула небольшая звезда. Быстро разрастаясь, она приобрела вид прямоугольного металлического контейнера с ржавой железной дверью. На нем белой краской через трафарет было написано «Эконом-экспресс» и значился номер. Старый мрачный бес в ливрее лакея со скрипом отворил Сарматалу дверь. «Экспрэс, сэр. Двор Хаоса — дверь налево. Шестнадцать мешков» — изрек он. Сарматал щелкнул пальцами, сотворив золото, и вошел в контейнер. Дверь со скрипом закрылась. Контейнер был тесен и темен. Размерами он напоминал холодильник. Да и пахло внутри скверно. Под потолком болталась лампочка. «Что-то здесь недоработано» — подумал Сарматал и вышел в левую дверь. Как и следовало ожидать, во Двор Хаоса.
    Спешно взлетев по парадной лестнице, он вошел в приемную. Приемная пустовала. Секретарша спала. Как, впрочем, и канцелярия. Не спалось только Сатану.
  • «Проходи, Сарматал!» — рявкнул он — «Не серчаешь, что разбудил?»
  • «Что Вы, Ваше Дьявольское Величие, чту за честь» — спокойно ответил Сарматал. «С нетерпением жду новых указаний»
  • «Указание будет простое. Личное, скажем. В человечьем космосе, том, который Иисуса Двенадцатого, знаешь?»
  • «Как же не знать, Ваше Величие?»
  • «Так вот, я и говорю! В человечьем космосе, где-нибудь, где посочнее…»
    Сарматал нахмурился
  • «… Так вот! Где посочнее, пару-тройку галактик мне сверни» — закончил мысль Сатан
  • «То есть, как, свернуть?» — переспросил Сарматал
  • «В рулон!» — грохнул Сатан — «Пространство заверни в рулон! Курить хочу!»
  • «Но это же не разрешено!» — возмутился Сарматал
  • «А ты, это… Зайди в Совет, по дороге. Скажи — я сказал. Они проголосуют. За очищение вселенной и улучшение этого…, а — да! Эс-тэс-тис-ческого благообразия, вот! И поскорее! Я курить хочу. А то в этих душах, что в Аду, табаку вообще нет. Сплошь праведники!»
  • «А может, не стоит? Там, знаете ли, триллионы в этих галактиках?..» — попытался протестовать Сарматал
  • «Сгинь! И подай мне галактики!!» — рявкнул Сатан и захлопнул дверь тронного зала.
    Сарматал покрутил пальцем у виска и показал закрытой двери язык. Все это ему категорически не нравилось.

* * *

Тэдди засмущался. Это было видно невооруженным глазом. В то время как Света, Клавдиус и Рэй продолжали щедро осыпать его комплиментами, он медленно менял цвет. С малинового — на зеленый, с зеленого — на бирюзовый, с бирюзового — на малиновый. Комната же — наоборот, недовольно скрипела половицами.

  • «Да ладно вам! Просто повезло. Я ведь мог бы и не вспомнить. И вообще, это Клавдиус додумался. Я, глупый, и не вспомнил про это заклинание ни разу. А вы меня так хвалить… Приятно!»
  • «Заслужил» — сказал Клавдиус — «Хотя, честно, мог бы и раньше припомнить, что на Виоласа работал»
  • «А то ты не знал!» — шутливо ответил Тэдди
    Рей и Света недоуменно переглянулись
  • «А вот не знал. Я думал ты спиритус сэнтифико»
  • «Я!?!» — Тэдди забавно подпрыгнул и рассмеялся — «Да я же обалдуй форменный. Обалдуем родился — обалдуем и помру! Сэнтифико!!! Ну насмешил, старик! Это братец мой — вот он — сэнтифико… несостоявшийся. В канцелярскую работу ушел — повышения захотелось»
  • «А что это значит, сэнтифико?» — осторожно спросил Рей
  • «Ну-у-у, Магистр! Ищи аналогии. На что тебе твой дар, если им не пользоваться? Сэнтифико — это ученый, значит. Исследователь, понимаешь? А какой из меня исследователь?»
  • «Ладно! Разобрались. Вопрос считаем закрытым, ладно?» — вмешалась Света — «А то мне все упорно кажется, что вам здесь очень нравится! Быть может, будем отсюда линять, коли уже знаем как?»
  • «Тоже истина!» — подхватил Тэдди — «А кто, собственно, колдовать будет? Магистр желторотый или ты, Клавдиус подсобишь?»
  • «Ну, я, в общем, в заклинаниях не очень силен…» — осторожно ответил Клавдиус
  • «Ладно, не прибедняйся. Сам знаю, что шарахнет больно» — Тэдди перешел на шепот — «Но Магистра подставлять нельзя. Может не выдержать!»
  • «А что, я тут самый крайний!» — возмутился Клавдиус
  • «О чем вы там шепчетесь?» — воскликнула Света — «Больше двух говорят вслух!» — она рассмеялась
  • «Да вот решают, кто заклинание читать будет» — сказал Рей —
    Когда в товарищах согласья нет,
    На лад их дело не пойдет,
    И выйдет из него не дело, только мука».
    Тэдди и Клавдиус прекратили шептаться и уставились на Рея
  • «Что это было?»
  • «Басня Крылова. Был у нас, на Земле, такой великий писатель».
  • «Что, уже умер?»
  • «Он то уже давно умер, а вот если мы сейчас же не уберемся отсюда и не займемся делом, то и Земля умрет. Окончательно!»
  • «И очень нам дела много до твоей Земли, Магистр!»
  • «Слушай, Тэдди! Ты вообще, мой советник, или как?»
  • «Ну, советник.»
  • «Так «ну» или советник?»
  • «Советник, советник. А что?»
    Рей вздохнул и отчеканил медленно и с расстановкой:
  • «А то, что раз ты на меня работаешь (сам вызвался, между прочим — я тебя не принуждал), то изволь прекратить споры!»
  • «Хорошо, Магистр! Но вопрос-то остается открытым!»
  • «Нет никакого вопроса. Читать заклинание будем все вместе!»
    Он неожиданности Тэдди изменил цвет
  • «То есть, как, все вместе?»
  • «Просто. И со вкусом клубники»
  • «Ничего не понимаю. Но так ведь не колдуют!»
  • «А это кто тебе сказал. У нас, на Земле, вообще только так и колдуют. Собираются сумасшедшие всякие — и давай коллективно какие-то заклинания читать на площади города. Человек сто-двести соберется — и вызывают духи правителей. Требуют чего-то! А заклинания у них на тряпках написаны, а тряпки — на шестах длинных — чтобы все видели!»
  • «И какой эффект?» — уточнил Клавдиус
  • «Ну, обычно… Обычно появляется машина ГАИ… Иногда — скорой помощи. Но иногда, если заклинания правильные, появляется правитель, чей дух потревожили. И читает ответную мантру…»
  • «А дальше что?»
  • «А дальше все колдуны перемещаются туда, где им тепло и уютно»
    Света, еле сдерживаясь, давила смех в кулак.
  • «Ну ладно… Считай убедил. А я и не знал, что у вас на Земле магия так развита. Я думал, у Вас цивилизация технократическая»
  • «Технокретиническая у нас цивилизация. Только к делу это отношения не имеет!»
    В воздухе повисла тишина. Тэдди и Клавдиус переваривали полученную информацию о коллективном чтении заклинаний, Света делала глубокие вдохи и задерживала дыхание, пытаясь прогнать икоту, вызванную смехом, Рей думал, чем заняться за пределами Потерянного Мира, Потерянный Мир затаился и ждал.
    Наконец, когда Света справилась с икотой, Тэдди и Клавдиус — с умными мыслями, а Рей пришел к неутешительному выводу, что не знает ни одного способа спасти Землю, молчание развеялось.
  • «Так что, Магистр, время отправляться в путь?» — спросил Тэдди
  • «Пожалуй, ты прав» — ответил посерьезневший Рей — «Давайте станем в круг и возьмемся за руки. Не знаю, что в этом проку, но все же, давайте!»
    Наши герои образовали круг на дощатом полу комнаты. Взявшись за руки, они, каждый с разным чувством, готовились к прочтению заклинания. Света — легко и с уверенностью, Тэдди — с присущей ему иронией, Рей — настороженно, в ожидании не самого лучшего исхода, Клавдиус — с явно заметной дрожью в коленях. Не судите его слишком строго — он просто лучше всех знал, чем это может закончиться. Готовились долго. Так всегда бывает, когда собираешься сделать что-то неприятное — прыгнуть в прорубь или уколоть палец, чтобы взять кровь. Наконец, они решились. Да что там его читать-то, это заклинание. Несколько словечек, так — видимость одна, рассудит читатель. И поспешит с выводами. Ибо прочесть заклинание — это только начало любого магического процесса. А за началом всегда следует продолжение.
    И продолжение последовало! Не успел еще затихнуть отголосок последнего произнесенного слова, как каждого из странников пронизало новое, дикое ощущение. В первый момент оно казалось терпимым, но неприятным. Материя Потерянного мира всеми силами вцепилась в путников, стараясь не отпустить от себя. В один миг перед глазами их пронеслись картины жизни Потерянного мира. Картины были красивы и даже поражали воображение, рассказывая о прелестях жизни здесь, о красоте Хаоса и строгой точности Света, о том, какое искусство над искусством являет собой Потерянный Мир, сочетающий Хаос и Логос в одному ему известной пропорции. Вот и портрет Виоласа. Как счастлив он на портрете! Лицо его преисполнено блаженства — ему хорошо в Потерянном Мире. А вот и другой портрет. На нем Виолас испытующе смотрит, как бы говоря «Неужели ты настолько глуп, чтобы покинуть этот мир?». И, быть может, разум людей поддался на уговоры, и они, быть может, забыли на мгновение, что их ждет Земля и Вечная Ночь над нею… Но сила прочитанного заклятия влекла вынужденных гостей прочь.
    Мир изменил тактику — странники ощутили вдруг страшную боль. У Клавдиуса помутнело в глазах. Пространство вокруг начало резко менять свой цвет: от темно-синего до ослепительного, режущего глаз, белого. Воздух (или это уже был не воздух) наполнился шумом и душераздирающими криками, которые бесцеремонно врывались в голову. Единственный, кто был к этому совершенно равнодушен — это Тэдди (устройство спиритусов позволяло им отвлекаться от любых раздражителей, вот почему спиритусы сэнтифико — лучшие ученые и философы многомерных Вселенных). Потерянный мир героически сопротивлялся. Он пытался остановить путников, с каждым мгновением все вернее пронзавших его таинственную материю, стремясь покинуть ее пределы. Будь один впереди, а другие сзади! Как бы это было просто — разорвать связь, остановить каждого по отдельности! Но — магию инициировали все четверо, став для Потерянного Мира единым и неделимым целым. Потерянный Мир проиграл. Второй раз за вечность. Издав скорбный звук, он покорился заклинанию и спустя несколько мгновений, слившихся для странников в одну вечность, потерял силу над четырьмя существами, дерзнувшими покинуть его пределы...

Не зная правил. Глава 5.

6 сентября 2015, 17:51

Глава пятая,
в которой Рей узнает, что значит «больше, чем нет».

  • Так я и знал — ты ни на что не способен! Из-за тебя я уже потерял должность старшего дьявола, и Сатан сказал, что если так пойдет и дальше, то я окажусь в младших бесах! — бывший старший, а ныне младший дьявол бушевал, извергая молнии и всячески проявляя свое недовольство — На что ты вообще годишься, Сарматал? Они уже вошли Цитадель! Шах по всем правилам! Следующий ход — двор Хаоса! Так что, еще чуть-чуть и можно ждать их в гости?
  • Не беспокойтесь, о Досточтимый, этого не случится — наши полевые агенты уже работают над этим...

* * *

Лестница оказалась длинной, и, почему-то, напомнила Рею Церковь Святого Пришествия. Какое-то девятое чувство указывало на то, что между двумя этими местами есть сходство, однако Рей не обратил внимания на этот факт, как, впрочем, и на тот, что холл под лестницей внезапно исчез, причем вместе с окаменевшими существами. И вновь Рея пронизало странное чувство перехода. Он на мгновение моргнул и оказался на Земле. Солнце клонилось к закату, раскрашивая небо в разнообразные оттенки красного и желтого, ветерок приятно овевал его, где-то в отдалении он услышал песню колибри, а на пригорке впереди стоял его старый загородный дом, из трубы которого поднимался дым. На мгновение, его оставили все проблемы. «Как прекрасно, что был это всего лишь сон» — подумал Рей, и стал вдохновенно вглядываться в вечернее небо. Оно блестело и переливалось, как начищенный пятак.

  • «Стоп!» — внезапно сообразил Рей, «Какая колибри? И почему из трубы моего дома валит розовый дым? И вообще, откуда у меня загородный дом?! Света, где ты?» — он крикнул и обернулся на звук собственного голоса, гулким эхом разнесшегося над равниной — «Где ты!? И ... где я?»...
    Вопрос был риторическим, во всей округе не нашлось ни одного слушателя. Кроме того, с миром начали твориться странные вещи: солнце замерло в небе, так и не дойдя до заката, ветерок прекратился, дым, по-видимому, тоже исчерпал себя, и только через равные промежутки времени звучал голосок колибри, что само собой весьма странно для страны умеренного пояса.
    У Земли, оказавшейся гнусной и весьма примитивной подделкой, кончился завод. Рей в отчаянии сел на траву, которая оказалась твердой и холодной, как бетон. Нарасстраивавшись вдоволь, он собрал мысли в кулак и попытался переместиться прочь из этого странного места. Пустая трата сил — бутафорская Земля оказалась ловушкой.

* * *

  • Рад доложить Вам, главнокомандующий Сарматал, что мы благополучно избавились от этого докучливого мальчишки и его спутницы — морда черта искривилась в гримасе наслаждения.
  • Доложи, что ты предпринял.
  • Я их кое-куда услал! Быстро и по-мастерски! Раз — и готово!
    Прочитав его мысли, Сарматал усмехнулся:
  • Ты действительно сделал ЭТО?
  • Да, главнокоммандующий! — черт, видимо, был на вершине блаженства.
  • Что ж, я ценю твою изобретательность, однако позволь поинтересоваться, не задумывался ли ты, что произойдет, если они выберутся? — морда Сарматала приобрела злорадное выражение. Советую тебе поразмыслить, о том, что Сатан сделает с нами...
  • Но это ведь невозможно!
  • Все возможно!
  • Только для Богов, уважаемый Сарматал — но они же просто людишки! Глупые никчемные людишки!
  • Хорошо — отмахнулся Сарматал — доложи Варанасу, пусть готовится к повышению, если ты прав.

* * *

  • «Как все странно» — думал Рей, сидя на траве — «Что это вообще за трава такая — как бетон — такого ведь не бывает!»
  • «Конечно, не бывает» — отозвался откуда-то голосок
  • «Кто здесь?» — крикнул Рей
  • «Никого и даже еще больше, чем никого» — отозвался голосок
  • «Что это значит?»
  • «Это значит, что я твоя личная галлюцинация! Меня нет и даже еще больше чем нет!»
  • «Что значит „больше чем нет?“ — удивился Рей — „И вообще — покажись, галлюцинация безымянная!“
  • „А как тебе показаться? Красиво или устраша-ающе?“ — съехидничал голосок
  • „Да хоть танго станцуй — просто мне трудно с пустотой разговаривать!“
    Раздался щелчок и на трубе бутафорского дома появился пушистый малиновый клубочек с тремя глазами, ртом, ручками и ножками.
  • „Можешь звать меня Тэдди! Или Сид. Или Иван“.
  • „Может лучше, Макс?“ — буркнул Рей
  • „Можно и Ма-акс! Ква-ква-а“ — сообщил клубочек, превращаясь в жабу
  • „А вот в виде клубочка ты мне больше нравился“ — сказал Рей
  • „Когда я — клубочек — меня зовут Тэдди!“ — обиженно ответила жаба
  • „Ну Тэдди — так Тэдди. Обидчивая галлюцинация! Расскажи мне лучше, как я сюда попал?“
  • „Не долетел, так сказать! Божественное начало спасло. Вцепилось всеми когтями в первозданную материю. А вообще ты не должен был сюда попадать“.
  • „Что это за место? Что это за странная трава?“
  • „Это такая трава, которая не бывает. И даже еще больше чем не бывает!“ — ответил Тэдди, снова превратившийся в малиновый клубочек
  • „Так значит, и нет ее здесь“ — подумал Рей, и с удивлением обнаружил, что парит в пустоте: несуществующая трава исчезла. — „Интересно! Я не поверил в траву, и она исчезла. Видимо, опираться на факты здесь бесполезно. Их здесь, похоже, просто нет“.
  • „И даже еще больше чем нет!“ — поддакнул Тэдди
  • „Да что это вообще значит — „больше чем нет“!“
  • „Больше чем нет, это когда не просто нет, а нужно чтобы было“ — с глубокомысленным видом изрек Тэдди.
  • „В смысле? Нужно что-то дать?“
  • „Нет, в смысле, что нужно, чтобы было что-то, чтобы чего-то не было, а что-бы что-то было, нужно еще больше! Это фундаментальный закон Вселенных!“
  • „Я тебя не понимаю!“
  • „Это просто — подумай! Если чего-то нет, это еще не значит, что нет — это ноль. Ноль это больше чем нет. А вот больше чем нет — это и есть то, на чем строится мир“.
  • „Этот мир — просто большой обман? Выдумка, плод чьего-то воображения? Быть может, даже, моего?“ — спросил Рей
  • „Это просто место у начала материи — не там где есть, не там где нет, а там, где больше, чем нет. Поэтому этому месту нужно что-то от тебя. Как и всем местам в этом мире! Тебе решать — давать этому месту, или нет!“
    Все остатки поддельной Земли растворились во тьме, однако Рей даже не обратил на это внимания — он был всецело погружен в свои мысли. Перед его глазами проносились уже виденные ранее картины — он вспоминал: Церковь Святого Пришествия; Музей, затерянный в веках; Храм Света; Цитадель Тьмы, снова Церковь...
  • „Аристиан сказал: „Сила души Вам поможет“, а что есть сила души?..“ — Рей задавал себе один вопрос за другим, пытаясь логически связать множество известной ему информации. Вновь и вновь он оказывался в тупике. Предположения оказывались неверными и нелогичными. Факты не желали выстраиваться в стройную картину. Силы начали иссякать, сказался голод и тяжелая атмосфера, из которой постепенно исчезал кислород. Рей начал терять сознание. Внезапно, пришло озарение — он вспомнил нечто. Не будучи никогда человеком религиозным, он все же имел одного весьма набожного знакомца, который частенько повторял одну и ту же фразу: „Сила души — в вере“. Эти слова сохранились где-то глубоко в подсознании, и вот теперь были извлечены на поверхность.
  • „Вера, вера, вера... Кажется, Всезнающий говорил, что мы должны поверить, или не поверить...“
  • „Именно!“ — сказал Тэдди — „Дать или не дать месту то, что оно хочет! Или дать что-нибудь другое и построить совсем другое „нет“
    Теряя силы, Рей снова задумался. Кажется, решение напрашивалось само собой. Собрав остатки сил, он на мгновение закрыл глаза, сосредоточился и начал строить вокруг себя Цитадель Тьмы: каменные стены, потоки крови, птеродактилей, лепечущих тарабарские стихи, кованные ворота и темную пустоту вокруг. Когда картинка показалась ему завершенной, он открыл глаза и, жадно вдыхая живительный воздух, полу-прокричал полу-прохрипел: “ Конечно! Все построено на вере!».

* * *

Последнее, что запомнила Света — это потресканные мраморные ступени лестницы, уходившей под самую крышу Цитадели Тьмы. Они поднимались вместе, на каком-то шагу земля вдруг ушла из-под ног и она потеряла сознание. Когда все вернулось, она обнаружила себя лежащей на гнилом дощатом полу старого полуразрушенного дома. Рея рядом не было, и девушка на мгновение испугалась. Однако вскоре, справедливо рассудив, что страхом делу не поможешь, принялась внимательно осматривать помещение: гнилой, потрескавшийся от старости пол, частично или полностью разрушенные стены, осиротевшие оконные проемы, крыша, от которой остались лишь несколько досок, едва прикрывающих иссиня- черное в прожилках звезд небо. Нелогичная, давящая тишина, присущая многим местам многомерной вселенной также присутствовала (объяснялось это очень просто — все дело в восприятии: звуки во всех мирах безусловно были, однако человеческий мозг часто оказывался просто не в состоянии их осмыслить). Ночное, а по-видимому, это было именно ночное небо, изредка прорезала крыльями летучая мышь.
Прекратив описывать это место, Света на мгновение задумалась: «Почему мне все это кажется знакомым? Ведь, кажется, даже эти слова я уже слышала или читала...». Внезапно ее осенило: «В черновиках у этого сумашедшего фантаста!»...

* * *

Его вновь поприветствовала густая насыщенная тьма, потоки крови и окованные железом ворота Цитадели Тьмы. Исполненный решимости разобраться в причинах произошедшего, Рей дернул за ручку. Ворота даже не вздрогнули. Рей попытался еще раз, однако врата непоколебимо возвышались над ним, как будто дразня своей несокрушимостью.

  • «Так просто Врата Тьмы не откроешь» — сообщил Тэдди.
  • «Скажи мне, о драгоценная галлюцинация: ты теперь меня всегда будешь преследовать?» — удрученно поинтересовался Рей
  • «Как скажешь, Магистр» — Тэдди хмыкнул — «Я твой ближайший советник и страж»
  • «А откуда ты вообще взялся?»
  • «Не я взялся, а ты изменился. Я — просто аттрибут твого нового статуса. Как ручка „Parker“
  • „А Света тебя увидит? Кстати, ты не знаешь, где она?“
  • „Меня увидит только тот, кто может увидеть. Твоя любимая — наверно врядли. А насчет того, где она — я не Бог, чтобы все знать. Тебе виднее!“
  • „Ладно, спросим у Харона“ — ответил Рей, с трудом удерживаясь от слез бессилия.
    Тэдди недоуменно посмотрел на него — „А зачем нам Харон?“
    Рей махнул на него рукой и приготовился к перемещению.

* * *

Веяло духом страшного запустения. Оно наложило свой отпечаток на ранее величественный Храм. Харон сидел на своем обычном месте и улыбался слегка испуганной улыбкой:

  • „Я ждал, что ты прийдешь“ — сказал он — „Поздравляю тебя, Рей. Ты достиг первой ступени в науке о строении и функционировании пространственно- временного континуума“
  • „Спасибо за похвалы“ — ответил Рей — „Однако я пришел ...“
  • „Я знаю“ — кратко ответил Бог, протягивая Рою пачку листов, наскоро сбитых степплером — „Вот. Светлана находится в одном из окраинных миров. Описание этого мира ты найдешь в этой рукописи. Этого должно оказаться достаточно, чтобы ты смог туда переместиться“.
    На обложке импровизированной брошуры значилось: „Не зная правил“, ниже некрасивым, быстрым почерком было написано „Черновик“. Рей углубился в чтение, вскоре его глаза округлились от изумления, и он стал судорожно перелистывать страницу за страницей, видимо, пытаясь обнаружить конец произведения.
  • „Бесполезно“ — произнес Харон, подытоживая его бесплотные поиски — „Бесполезно, ибо ты держишь в руках незаконченную рукопись!“
    Рей вздохнул: „Жаль. А может и к лучшему“
  • „К лучшему“ — подтвердил Харон с неискренней улыбкой — „Ты должен всего достичь сам. И вообще, никогда не ищи легких путей — ибо они никогда не приведут тебя к цели, а если приведут, то это значит лишь, что ты выбрал неверную цель!“ — Бог усмехнулся — „Спеши! Светлане нужна твоя помощь“.
  • „Я почему все происходит в такой спешке? В чем наша функция — меня и Светы?“
  • „Нет времени! Спеши, а то будет поздно!“ — рассердился Харон
    Со вздохом, Рей сосредоточился на рукописи, через мгновение Храм начал терять очертания.
  • „На твоем месте, Магистр, я бы не стал этого делать“ — прозвучал в ухе голос Тэдди — „Это в высшей степени опасно!“
  • „И ты еще туда же — надоедливая галлюцинация. Оставь меня в покое, пока не позову!“ — огрызнулся Рей
  • „Квак скажете“ — квакнул обиженный Тэдди, снова превратившийся в жабу, и исчез.
    Рей опять состредоточился на рукописи. Последняя строчка, прочитанная им перед переходом, звучала так: „Необыкновенным напряжением воли и силой мысли, облаченной в форму знания, Рей переместился в Потерянный Мир...“

* * *

Над разрушенными непрерывной войной городами Земли, витал туман, смешанный напополам с дымом горящих домов и трупным смрадом. Военные игры начинались и прекращались, оставляя на Земле незаживающие раны. Люди вырождались и теряли контроль над собой, пополняя ряды игрушек Хаоса. По обычному Земному времяисчислению, начиналась 200 ночь. В Небесном Парламенте, в котором значительный перевес голосов получил Адский Департамент, рассматривался вопрос об устройстве на Земле и всех прилегающих измерениях нового Ада. „Рассматривался“ исключительно из боязни перед хотя и ослабевшими, но все же еще достаточно могущественными силами Света, однако ни у кого не вызывало сомнений, что этот вопрос решится в пользу Хаоса в какие-то десять дней. А на протяжении этих десяти дней Хаос собирался играть с планетой и людьми во всю. Земля, одухотворенная Светом, умирала, и никто не мог ей помочь...

* * *

Сарматал не спал. Не было ни малейшего настроения. Все просходящее должно было бы несказанно тешить самолюбие — но... Не смотря на то, что все отчеты Адского Департамента говорили об одном — о безоговорочном успехе операции „Вечная ночь“, Сарматалу неспокоилось. Что-то было не так. Во всем. В операции „Вечная ночь“, в этой глупой игре богов, в дурацком мобильном телефоне новейшего дизайна, выданном лично Сатаном вместо премии за последнее затмение. Даже во вхожести его — Сарматала — во Двор Хаоса. Все было кисло и пресно. Сарматала мучила совесть.
Странно, ведь за всю бытность Сарматала, как работника дьявольской канцелярии и адского департамента, совесть ни разу не напоминала о своем существовании. Он пакостил, вредил, убивал, проклинал и забирал души глупых, никчемных, недостойных внимания подлых, мелочных людишек. А теперь столкнулся с теми, кого волей-неволей пришлось уважать. И закрыл глаза на ссылку их в Потерянный Мир. Было стыдно.
Сарматал выполз из своей комфортабельной пещеры, погрел руки над кипящей лавой и отправился на Апполон-13. В открытом космосе человеческого среза реальности было холодно. Неудивительно, что Черт из табакерки решил поселиться именно в этом реальностном образовании — кругом тишина и покой. Гелиевая пустота, множество круглых кусков камня, холодных и горячих, кое-где свалки строительных отходов от других миров. Иисус Двенадцатый, создатель этого космоса, не особо трудился над внешней эстетикой. Все было рассчитано для наблюдений с пары-тройки обитаемых планет.
Черт из табакерки сидел на траве и неспешно пил вино. Кончик его хвоста слегка подрагивал, символизируя высшую степень наслаждения.
- „А это ты, перекрести меня апостол!“ — воскликнул он, завидя приближающегося Сарматала — „За людишками своими наблюдаешь? Как там у них, Сарматалище?“
- „Мы их в Потерянный Мир услали. Подальше от центра событий, так сказать...“
- „Что?! В Потерянный Мир? Это Сатан приказал?“
- „Нет, это мой подчиненный придумал...“
- „И каково твое к этому собственное отношение?“
- „Да идиот он, одним словом. А людей жалко. Они ведь, по-сути не виноваты ни в чем. Они же не знают правил! Их Харон отправил в Цитадель — вот они и пришли. Им только и нужно, что спасти свою Землю. Об остальном они и не подозревают...“
- „Ага! Раскаиваешься! Совесть замучила! То-то же! Небось, опять за советом пришел?“
- „Вроде как да...“
- „Тогда вот тебе совет — держись от них подальше. А то, я слышал, Тэдди снова работу нашел...“
- „Виоласа советник? У кого же?“
- „У одного человека. Реем зовут...“
Сарматал побледнел.
- „Спиритусы на людей не работают“
- „Вот и я тебе о том же самом...“ — кивнул Бастардо, не забывая приложиться к бокалу.
Внезапно ночь пронзил страшный рев. Бастардо поперхнулся, выронил бокал и заткнул уши. С виноватым видом Сарматал взялся за череп, висевший у него на животе и нажал на зуб приема звонка. Дикий рев прекратился, крышка черепа откинулась и из-под нее показалась уменьшенная морда Сатана.

  • „Чтобы сейчас-же был у меня в кабинете, понял Сарматал? Приказ есть неотложный!“ — громыхнул он и повесил трубку.
    Крышка черепа закрылась. И в глазницах высветилось. „Все входящие бесплатно. Двор Тьмы — GSM“
    - „Дурацкий мобильник“ — сказал Сарматал — „Нигде от него не скроешься“
    - „Это точно“ — согласился Бастардо, ковыряя пальцем в ухе — „Думал — оглохну“
    - „Это ночной режим. Сам выставляется — чтобы наверняка мертвого из могилы поднять! Техника, мать его!“ — заключил Сарматал, махнул рукой и прыгнул в ближний космос.

* * *

НЕКОТОРЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПОТЕРЯННОМ МИРЕ: (из личной библиотеки Рея Нита)

Потерянный мир можно рассматривать как преднамеренную ошибку в структуре пространственно-временного континуума.

Теорема 1: Потерянный мир существует, согласно аксиомы о том, что в Многомерной Вселенной существуют любые инвариантные реальностные расстановки.
Теорема 2: Потерянный мир не существует, согласно аксиомы об обратных и потерянных мирах.
Теорема 3: Потерянный мир не является ментал-зависимой группировкой, но его вероятность зависит от точки зрения.
Теорема 4: Субъективное восприятие Потерянного мира абстрактно.
Теорема 5: Абстрактное восприятие Потерянного мира невозможно.
Теорема 6: Потерянный мир абсолютно хаотичен по природе.
Теорема 7: Потерянный мир подчиняется строгим законам.
Теорема 8: Потерянный мир по собственному желанию создает законы из хаоса.
Теорема 9 (следствие): Потерянный мир обладает разумом.

Впрочем, это всего лишь теоремы, которые выдвинул Клавдиус, и я не знаю, имеют ли они хоть какое-нибудь отношение к Потерянному миру (заметка на полях).

Ctrl + ↓ Ранее